День химика в Заполярье: как всегда масштабно, интересно и весело. В этом году - с Олегом Газмановым

Основные торжества пройдут в субботу, 28 мая, в Апатитах. Завершит праздничный день концерт. Выступят московские кавер-группа «Корстон», коллектив «Шоу цветных людей», петербургская танцевальная группа «Банда Ил» и народный артист РФ Олег Газманов

Решение принято: пенсии для неработающих пенсионеров повысят на 10% с 1 июня, МРОТ – на столько же – с 1 июля

С 1 июня вырастет и прожиточный минимум, в среднем по стране он составит 13 919 рублей

Пелагея поздравит северян с Днем образования Мурманской области

Жителей Заполярья с днём рождения края поздравит популярная российская певица Пелагея. Она выступит на праздничном концерте, который пройдёт 28 мая в день образования Мурманской области на площади Пять углов в Мурманске

Президент России Владимир Путин дал важные поручения по развитию и поддержке Севморпути и регионов в Арктике

План развития Северного морского пути на период до 2035 года должен быть утвержден до 1 августа

На широте Мурманска начался полярный день

Теперь Солнце круглосуточно будет находиться выше линии горизонта, полярный день продлится до 22 июля

Лов семги на реке Кола в Мурманской области открыт

20 мая открылся лицензионный лов сёмги на участке Кола-1 (посёлок Молочный). Лицензии оформляются в городе Коле, ул. Красноармейская, 35 с 09:00 до 17:00 и на рыболовном участке – круглосуточно

В Международный день музеев Мурманский областной краеведческий поздравлять не с чем

Как известно, областной краеведческий музей уже несколько лет реконструируется. Он должен был открыться 18 мая 2021 года. Такое поручение дал два года назад губернатор во время посещения ремонтируемого объекта. Однако за прошедший год ситуация усугубилась. Хваленая Чибисом «добросовестная» фирма не справилась с работой, и была заменена на новую, теперь сроки окончания реконструкции ушли уже на 2024 год

 

Выступление Президента РФ В.В. Путина на Параде Победы на Красной площади

В военном параде принимают участие 11 тысяч человек, 131 единица военной техники

ИСККРА представляет календарь праздничных и памятных дат на май 2022 года

28 – День пограничника

Георгий Седов – лейтенант флота, гидрограф и полярный исследователь. К 145-летию со дня рождения

Георгий Яковлевич Седов – русский моряк, старший лейтенант российского флота, гидрограф, полярный исследователь, организатор первой научной экспедиции к Северному полюсу.

Георгий Яковлевич Седов родился в семье рыбака (23 апреля) 5 мая 1877 года, в селе Кривая Коса, ныне поселок Седово Донецкой народной республики.

В 1894 году Седов покинул семью и добрался до Ростова-на-Дону. Инспектор «Мореходных классов» поставил ему условие, что примет его на учёбу, если Георгий проплавает три месяца на торговом судне. Юноша устроился работать матросом на пароходе «Труд» и плавал на нём лето и начало осени по Азовскому и Чёрному морям. В последний месяц капитан перевёл его на мостик рулевым. В ноябре Георгий Седов поступил в «Мореходные классы». Во втором полугодии юношу за отличные успехи в учёбе освободили от платы за обучение, затем перевели во второй класс без экзаменов и досрочно отпустили на каникулы. Летом 1895 года Седов работал на пароходе «Труд» рулевым, а следующую навигацию – вторым помощником капитана.

После трёх лет обучения в мореходных классах Седов в 1899 году получил диплом штурмана каботажного плавания и устроился работать шкипером на небольшой сухогруз. В марте 1899 года в Поти он сдал экзамен и получил диплом штурмана дальнего плавания, после чего был назначен на пароход «Султан». В одном из плаваний хозяин судна поставил его капитаном и предложил направить судно на камни, чтобы получить за него страховую премию. Георгий Яковлевич отказался и привёл в Новороссийский порт доверенное ему судно в целости. После этого молодой капитан остался без работы. Кроме того, он хотел заниматься морской наукой и экспедиционной деятельностью, для чего нужно было перейти в военный флот.

Седов поступил вольноопределяющимся в военно-морской флот и прибыл в Севастополь, был зачислен в учебную команду и назначен штурманом на учебное судно «Березань». В 1901 году, получив звание прапорщика запаса, Георгий Яковлевич жил в Петербурге, экстерном сдал экзамены за курс Морского корпуса и был произведён в поручики запаса. Готовиться к сдаче экзамена в морской корпус Седову помогал инспектор мореходных классов контр-адмирал Александр Кириллович Дриженко, который прислал бывшему ученику программу Морского корпуса и литературу, а также снабдил его рекомендательным письмом к брату – Ф.К. Дриженко. Дриженко и его друг гидрограф Варнек помогли крестьянскому сыну держать экзамен за курс Морского корпуса.

Весной 1902 года Седов был зачислен на действительную службу по Адмиралтейству в Главное гидрографическое управление и направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана, проводившую в 1902 году изучение района острова Вайгач, а также работы в устье реки Кары и около Новой Земли. Выполнял обязанности помощника начальника экспедиции. Деятельность Седова получила высокую оценку со стороны руководителя экспедиции гидрографа А.И. Варнека.

В 1903 году выполнял обязанности помощника начальника экспедиции уже под руководством Ф.К. Дриженко по описанию Карского моря. В этом же году в Архангельске Седов встретил судно «Америка» и познакомился с его капитаном Энтони Фиала, который готовился к экспедиции на Северный полюс, что впоследствии подтолкнуло Г.Я. Седова к организации собственной экспедиции, однако из-за русско-японской войны планы по её подготовке пришлось отложить.

Во время русско-японской войны Седов служил в соединении миноносок Сибирской военной флотилии. Соединение несло сторожевую вахту в Амурском лимане, охраняя вход в Амур со стороны моря. В 1905 году Георгий Яковлевич был назначен помощником лоцмейстера Николаевской-на-Амуре крепости. В мае 1905 года «за отлично усердную службу» пожалован орденом св. Станислава 3-й степени. В 1906 году под руководством Седова были проведены лоцмейстерские работы по улучшению условий судоходства на Амуре. В 1906 и 1907 годах в газете «Уссурийская жизнь» он опубликовал статьи «Северный океанский путь» и «Значение Северного океанского пути для России», где обосновывал дальнейшее освоение Северного морского пути.

В 1908 году Седов в чине штабс-капитана вернулся в Петербург, где был вновь прикомандирован к Главному гидрографическому управлению и вскоре направлен в экспедицию Каспийского моря, проводил рекогносцировочные работы для составления новых навигационных карт, за что был награждён орденом Святой Анны 3-й степени.

В марте-декабре 1909 года Седов участвовал в Чукотской экспедиции, в ходе которой руководил партией, исследовавшей устье реки Колымы и морских подходов к ней. Под руководством Седова составлены карты устья и маршрутная опись русла реки, что позволило в 1911 году на пароходе «Колыма» провести первый успешный коммерческий рейс из Владивостока в Колыму. Экспедиция получила высокую оценку, Седов был избран действительным членом Русского географического и Русского астрономического обществ.

В июле 1910 года на пароходе «Великая княгиня Ольга Константиновна» Седов во главе гидрографической экспедиции отправился к Новой Земле, где подробно картографировал и гидрографировал Крестовую губу, на берегу которой недавно был заложен Ольгинский посёлок. Целью экспедиции, продлившейся до октября, было налаживание надёжного пароходного сообщения с Новой Землей.

В 1911 году Георгий Яковлевич выполнял задание по разработке проекта новой экспедиции в восточные моря Арктики, однако экспедиция не состоялась, а Седов вновь был направлен на Каспий для работы над картами и лоцией Каспийского моря. Осенью получил чин капитана.

В 1909 году Седов познакомился с будущей женой ­– Верой Май-Маевской (племянницей генерала В.З. Май-Маевского). В июле 1910 года венчался с ней в Адмиралтейском соборе Санкт-Петербурга.

В 1912 году у Седова родился замысел экспедиции к Северному полюсу. К этому времени о покорении Северного Полюса уже заявили американцы Фредерик Кук (1908) и Роберт Пири (1909).

9 марта 1912 года Седов направил в Главное Гидрографическое управление следующий текст: «Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявлялись ещё во времена Ломоносова и не угасли до сих пор. Амундсен желает во что бы то ни стало оставить честь открытия за Норвегией и Северного полюса. Он хочет идти в 1913 году, а мы пойдём в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг»…

Таким образом Седов загнал себя в цейтнот, времени для подготовки экспедиции практически не было. Сам Седов охарактеризовал цели экспедиции как чисто спортивно-политические. В очерке, напечатанном в «Синем журнале» и без ложной скромности названном «Как я открою Северный полюс», он позволил себе свысока отозваться о знаменитой экспедиции на «Фраме», при этом, правда, не назвав имени Нансена. Там же Седов написал, что не преследует «особых научных задач», а желает «прежде всего открыть Северный полюс».

Первоначально цель была поддержана правительством, и изначально экспедиция предполагала государственное финансирование. Однако, рассмотрев представленный Седовым план достижения Северного полюса, комиссия Главного Гидрографического управления отвергла его из-за его абсолютной фантастичности и нереальности, и в выделении средств отказала, хотя в комиссию входили многие специалисты, очень благожелательно настроенные по отношению к Г.Я. Седову.

При поддержке Ф.К. Дриженко Седову был предоставлен по службе отпуск на два года с сохранением содержания. Седов, при активной поддержке газеты «Новое время» и её совладельца М.А. Суворина, организовал сбор добровольных пожертвований на нужды экспедиции. Многочисленные публикации в «Новом времени» вызвали в России большой общественный резонанс. Частный взнос в размере 10 тысяч рублей сделал и император Николай II. Суворин выдал экспедиции деньги в кредит – 20 тысяч рублей. Удалось собрать ещё около 12 тысяч.

На собранные средства в июле 1912 года Седов арендовал старую парусно-паровую шхуну «Святой великомученик Фока», бывший норвежский зверопромысловый барк «Гейзер» 1870 года постройки, ранее принадлежавший «Мурманской научно-промысловой экспедиции». Судно имело водоизмещение 273 т, паровая машина мощностью 100 л. с. и парусное вооружение обеспечивали скорость до 6-7 миль в час, корпус из дуба с металлической обшивкой имел длину 133,3 фута и ширину 30,2 фута. Из-за спешки судно не удалось полностью отремонтировать, и экипаж беспокоила течь. «Святой великомученик Фока» был оборудован радиостанцией, однако Морское министерство отказалось направить в экспедицию радиста, а Седову не удалось нанять своего, из-за чего аппаратура оказалась бесполезной и была оставлена в Архангельске. Из 85 ездовых собак лишь 35 были закуплены в Тобольской губернии. Остальные – дворняги, которых отловили прямо на архангельских улицах, – впоследствии себя не оправдали, многие из них погибли на Земле Франца-Иосифа. Навигационные приборы предоставляли Гидрометеорологическая служба отдела торговых портов, Главная физическая обсерватория и Главное гидрографическое управление.

19 августа 1912 года выяснилось, что грузоподъёмность «Фоки» не позволяет взять все необходимые экспедиции припасы. В результате после частичной разгрузки на берегу были оставлены часть продовольствия, топлива, питьевой воды и снаряжения (в том числе примусы).

24 августа 1912 года капитан, помощник капитана, штурман, механик, помощник механика и боцман «Святого великомученика Фоки» отказались выходить в море с Седовым из-за плохой подготовки к плаванию и уволились с судна. Седову пришлось срочно набирать новую команду.

Трудности, которые пришлось преодолевать при подготовке, значительно задержали выход экспедиции и впоследствии осложнили её, вызвав вынужденную зимовку у берегов Новой Земли.

Окончательный офицерский состав экспедиции был таков: Георгий Седов – руководитель экспедиции, Николай Захаров – капитан шхуны, Николай Сахаров – штурман, Янис Зандерс и Мартиньш Зандерс – первый механик и второй механик, родные братья, Владимир Визе и Михаил Павлов – научный штат экспедиции, недавние выпускники Петербургского университета, П.Г. Кушаков – врач, Николай Пинегин – художник и фотограф, кинодокументалист.

14 (27) августа 1912 года «Святой великомученик Фока» вышел из Архангельска, имея запас угля на 23-25 дней хода. После выхода из Архангельска Седов переименовал «Святого великомученика Фоку» в «Михаила Суворина».

Врач П. Г. Кушаков уже в ходе экспедиции так обрисовал ситуацию с припасами в своём дневнике: «Искали всё время фонарей, ламп – но ничего этого не нашли. Не нашли также ни одного чайника, ни одной походной кастрюли. Седов говорит, что всё это было заказано, но, по всей вероятности, не выслано… Солонина оказывается гнилой, её нельзя совершенно есть. Когда её варишь, то в каютах стоит такой трупный запах, что мы должны все убегать. Треска оказалась тоже гнилой.

По пути судно попало в шторм, потеряло две шлюпки и часть размещённого на палубе груза. Предвидя вероятную зимовку, Седов, в своем донесении начальнику Главного гидрографического управления от 28 августа 1912 года, просил организовать доставку угля для экспедиции, но просьбу оставили без последствий. Во время остановки у поселения Ольгинское в бухте Крестовая губа на Новой Земле ещё 5 членов экипажа списались с судна и остались дожидаться рейсового парохода, который подходил к становищу два раза в год.

15 сентября 1912 года на 77° северной широты «Михаил Суворин» встретил непроходимые льды и не смог достигнуть Земли Франца-Иосифа. По решению Седова, вопреки первоначальному плану – построить из сруба зимовье, высадить полюсный отряд и вернуться в Архангельск – судно остановилось на зимовку на Новой Земле в бухте 76°00′ с. ш. 59°55′ в. д. около полуострова Панкратьева. У экипажа не было достаточно тёплой одежды. Обострились разногласия между Седовым и капитаном судна Н.П. Захаровым.

Во время зимовки, продолжавшейся 352 дня, группа в составе В.Ю. Визе, М.А. Павлова и двух матросов П. Коноплева и Г. Линника пересекла Северный остров от места стоянки «Михаила Суворина» до залива Власьева на карской стороне. Был описан северо-восточный берег Новой Земли, выполнена маршрутная съёмка в масштабе 1:1210000, определены четыре магнитных и астрономических пункта, найдены расхождения с предыдущими картами.

Седов в сопровождении матроса А. Инютина впервые обогнул на санях северную оконечность Новой Земли от Панкратьева полуострова до мыса Флиссингер-Гофт, составив подробную карту этого мало исследованного побережья. В течение зимовки также были составлены карты острова Панкратьевых, Горбовых островов, Северо-Крестового острова, Архангельской губы и ледника Таисии, проведены метеорологические и ледовые наблюдения.

21 июня 1913 года капитан Захаров и четыре члена экипажа (плотник М. Карзин и заболевшие цингой второй механик М. Зандерс, матросы В. Катарин и И. Томиссар) были отправлены в Крестовую губу, чтобы передать материалы экспедиции и почту в Архангельск. В письме к «Комитету для снаряжения экспедиций к Северному полюсу и по исследованию русских полярных стран» содержалась просьба выслать к Земле Франца-Иосифа судно с углём и собаками.

Группа Захарова на шлюпке, сначала волоком по снегу и льду, а затем на вёслах преодолела более 450 километров и, миновав бухту Крестовая губа, достигла Маточкина Шара. Оттуда рейсовым пароходом добралась до Архангельска.

В 1913 году был открыт и назван Седовым мыс Дриженко (в честь Ф.К. Дриженко) у северной оконечности Новой Земли, в Баренцевом море.

3 сентября 1913 года «Михаил Суворин» освободился ото льда и подошёл к мысу Флора острова Нортбрук (Земля Франца-Иосифа) к базе Джексона. Члены экспедиции разобрали постройки базы на дрова. Не пополнив припасов, 17 сентября экспедиция, тем не менее, отправилась дальше, но уже 19 сентября остановилась на вторую зимовку в бухте острова Гукера (Земля Франца-Иосифа). Во время зимовки судно не испытало сжатия льдов, и бухту назвали Тихой.

Для второй зимовки не хватало топлива и продовольствия, сказывался неверно сформированный рацион питания экспедиции. Болезни среди экипажа усилились. Начиная с января, Седов почти не выходил из своей каюты. Внутренние помещения судна почти не отапливались и покрылись льдом. Визе записал: «Цинги избежали лишь семеро, употреблявших в пищу добытое охотой моржовое и даже собачье мясо, пивших горячую медвежью кровь. Большинство, в том числе и Седов, от подобной пищи отказывались».

2 февраля 1914 года больной Седов вместе с матросами Г.И. Линником и А.И. Пустошным на трёх собачьих упряжках (имея всего 20 собак) вышли из бухты Тихой к полюсу. Визе, Пинегин и Павлов проводили группу Седова до мыса Маркхема.

По ходу движения прогрессировала болезнь Седова, через неделю он не смог идти и приказал привязать себя к нартам, но продолжать поход. 20 февраля 1914 года, на 18-й день похода, Георгий Яковлевич скончался среди льдов возле острова Рудольфа. Его спутники похоронили тело на острове – обернули в два парусиновых мешка, сделали крест из лыж и положили в могилу флаг, который Седов намеревался установить на Северном полюсе. Затем они направились в обратный путь. Одна из собак – Фрам – осталась у могилы. Линник с Пустошным не смогли её поймать и оставили небольшой запас еды, в надежде, что пёс их догонит, но Фрам не вернулся.

1 марта 1914 года от цинги умер первый механик Я. Зандерс. Похоронен на берегу бухты Тихой. 6 марта 1914 года Линник и Пустошный, едва не заблудившись, с трудом вернулись на своё судно. На обратном пути, 20 июля 1914 года, экипаж «Фоки» на старой базе Джексона на мысе Флора (остров Нортбрук) случайно обнаружил и спас двух единственных выживших членов экспедиции Г.Л. Брусилова: штурмана В.И. Альбанова и матроса А.Э. Конрада.

На пути на юг «Фока» испытывал жестокую нехватку топлива для паровой машины. Экипажу пришлось порубить на дрова мебель, палубные надстройки и даже переборки судна. Судно добралось до рыбацкого становища Рында на Мурмане 15 августа 1914 года в полуразрушенном состоянии. Дальнейший путь в Архангельск члены экспедиции проделали на рейсовом пассажирском пароходе «Император Николай II» за счёт капитана парохода, поскольку ни у кого из полярников не было денег. По возвращении в Архангельск матросы Линник и Пустошный подозревались в убийстве Седова, но после расследования их отпустили.

23 августа 1914 года в Спасо-Преображенском всей гвардии соборе была отслужена панихида по скончавшемуся Г.Я. Седову, на которой присутствовали в числе собравшихся его вдова В.В. Седова и генерал-лейтенант Ф.К. Дриженко.

К 1914 году сразу три русские арктические экспедиции – Г. Я. Седова, Г.Л. Брусилова и В.А. Русанова – считались пропавшими без вести. 18 января 1914 года Совет министров дал указание морскому министерству предпринять их поиски. Главным гидрографическим управлением были организованы несколько поисковых экспедиций.

В западной спасательной экспедиции под руководством капитана 1-го ранга Исхака Ислямова участвовали четыре судна: барк «Эклипс», пароход «Печора», паровые шхуны «Герта» и «Андромеда». «Эклипс» под командованием Свердрупа должен был пройти на восток Северо-Восточным проходом, а остальные суда – осмотреть район Новой Земли и Земли Франца-Иосифа. «Андромеда» под командованием Г.И. Поспелова исследовала место первой зимовки «Святого Фоки», которое было известно из отчёта Н.П. Захарова, но обнаружила там лишь каирн с запиской Седова от 22 августа 1913 года о намерении продолжать движение на север.

Для поисков экспедиции Седова впервые в мировой истории использовалась полярная авиация: лётчик Ян Нагурский на гидросамолёте «Фарман МФ-11» исследовал с воздуха льды и побережье Новой Земли на протяжении около 1060 км.

«Герта» под командованием Ислямова на своём пути к острову Нортбрук разминулась с возвращавшимся в это же время в Архангельск «Святым Фокой», но обнаружила записку, оставленную на базе Джексона. Ислямов объявил о принадлежности Земли Франца-Иосифа России.

«Эклипсу», в свою очередь, потребовалась помощь во время зимовки 1914-1915 годов у северо-западного побережья полуострова Таймыр. Эвакуацию части моряков с «Эклипса» произвела сухопутная экспедиция на оленях под руководством Н.А. Бегичева. Освободившись ото льдов, «Эклипс» достиг острова Уединения и осенью 1915 года поднял на нём российский флаг.

Именем Седова названы улица в Мурманске, два залива и пик на Новой Земле, ледник и мыс на Земле Франца-Иосифа, остров в Баренцевом море, мыс в Антарктиде, барк «Седов» и ледокольный пароход «Георгий Седов».

 


Назад