Заместитель губернатора Мурманской области Евгений Никора объявил о начале строительства ветропарка по «серебрянской» дороге

Строить ветропарк будут итальянцы

Иван Ефремов – советский ученый и великий писатель-фантаст. К 110-летию со дня рождения

К концу 1960-х годов появился роман-предупреждение «Час Быка». Писатель предупреждал о грозящей социальной, экологической и нравственной катастрофе

Мурманская филармония в конце апреля: от Спиваковского до Гергиева

27 апреля в 19:00 в Мурманской областной филармонии ждут поклонников одного из самых неординарных артистов театра и кино Даниила Спиваковского – дипломированного психолога и актера. Он выступит с  музыкально-литературной композицией по книге Ярослава Гашека  «Похождения бравого солдата Швейка»

Погода в Мурманской области 24-26 апреля: относительно тепло

25 апреля ожидается облачная с прояснениями погода, местами небольшие осадки. Ветер - южный, юго-западный, умеренный. Температура воздуха: ночью от -2 до +3°, днем +6+11°

Мурманчанка Валентина Гунина стала трехкратной чемпионкой Европы по шахматам

Она выиграла уже почти все высокие титулы в женских шахматах, кроме самого главного – звания чемпионки мира

Воины-североморцы приступили к тренировкам военных парадов ко Дню Победы

Впервые торжества с участием парадных расчётов от арктической бригады пройдут в посёлке Зеленоборский Мурманской области

Напоминание: почти половина мая в 2018 году – нерабочая. Можно отдохнуть

Если взять шесть отгулов или дней отпуска, можно отдыхать 15 дней – с 29 апреля по 13 мая

Магнитные бури в апреле. Прогноз

Во второй половине месяца возможны лишь отдельные краткосрочные возмущения. По предварительной информации, эти возмущения могут произойти 19, 21, 25 и 26 апреля

ИСККРА представляет календарь праздничных и памятных дат на апрель 2018 года

27 – День нотариата в России

Объявлен конкурс на приобретение часов на фасад областного художественного музея

Руководители Мурманского областного художественного музея и Комитета по культуре и искусству Мурманской области начали выполнять поручение губернатора Марины Ковтун заменить много лет неработающие часы на фасаде музея

Самый неудачный сезон российского биатлона

Недавно тренерский совет Союза биатлонистов России (СБР) признал неудовлетворительной работу всех трех команд сборной: женской под руководством Сергея Коновалова, мужской – той, что руководили Рикко Гросс и Андрей Падин, и отдельной группы под руководством Андрея Кравцова и Андрея Гербулова, отвечавших за подготовку Антона Шипулина и Алексея Волкова.

Специальный корреспондент РИА Новости Елена Вайцеховская рассуждает о том, насколько велик тот кризис, в котором оказался российский биатлон, можно ли считать тренеров сборной главными виновниками провала и насколько могут быть хороши Владимир Драчев или Виктор Майгуров в кресле президента СБР.

В тот день, когда в Ханты-Мансийске заседал тренерский совет, мне довелось беседовать с человеком, который провел в большом спорте много лет, в том числе и на руководящих должностях. Говорили мы о биатлоне, пытаясь найти ответ на исконно русский вопрос: "Кто виноват?".

"В технических видах деятельности есть понятие "чистота эксперимента", – говорил собеседник. – Если хочешь получить максимально объективное суждение о работе того или иного прибора, нужно первым делом убрать влияние на этот прибор всех внешних факторов. Они могут быть самыми разными: температура, при которой идет эксперимент, влажность, кто-то дверь открывает часто, из-за чего возникает вибрация или сквозняк, ну и так далее. Только тогда можно делать выводы. То же самое происходит в спорте. Мы не можем, например, объективно судить о работе тренеров, не зная, каким внешним воздействиям они были подвержены. Насколько были свободны и самостоятельны в принятии решений? Тот же Гросс, знаю, много раз высказывал непонимание: кто он? Старший тренер? Если да, то чего именно? Какой-то отдельно взятой группы или всей сборной?"

Кто-то скажет: к чему сейчас заново все это обсуждать, если результат всех без исключения биатлонистов сборной России очень выпукло показал уровень, который в народе называется "ниже плинтуса"? Но можно взглянуть на ситуацию иначе – в конце концов, по поводу результатов все мы уже отгоревали, причем задолго до Игр. Сегодняшняя картинка хороша именно тем, что делает очевидным другое. А именно – что в российском биатлоне, сейчас, пожалуй, не осталось тех, кто может считать себя непричастным к тому, что происходило на протяжении всех последних лет со всеми без исключения российскими командами.

В них прежде всего нет грамотной управленческой структуры. Вертикаль "СБР – тренеры – спортсмены" давно перестала работать: тренерский совет СБР, выбирая тренеров и передавая их кандидатуры на утверждение в СБР, не несет за свой выбор никакой ответственности, СБР – тем более, поскольку руководствуется хрестоматийной фразой профессора Преображенского: "Я его туда не назначал". Спортсмены по собственному желанию выбирают, с кем они хотят тренироваться, а тренеры, кто работает в резервных сборных или так или иначе пребывает близ команды, в любой момент готовы подхватить отказников, да еще плеснуть в костерок горючего: "Зачем тебе там тренироваться? Там плохо…"

Конечно, я утрирую. Но в целом дело обстоит именно так. Хуже всего, что подобная неразбериха в руководстве и непрерывная подковерная суета дают спортсмену основания считать себя пупом земли. Даже если у него нет результата. Неоднократно прозвучавшее на тренерском совете в Ханты-Мансийске мнение, что биатлонисты сборной не хотят работать, не выполняют тренировочный план и не считают нужным подчиняться тренерам, всего лишь иллюстрация к сказанному. 

Виноват ли каждый отдельно взятый тренер сборной в том, что его авторитет в группе скатывается к уровню пресловутого плинтуса? Безусловно. Но как должен чувствовать себя специалист, понимая, что правила игры, в которой его наделили теми или иными полномочиями, могут быть изменены в любой момент? И главное, что его никто не поддержит, доведись случиться неудаче. Скорее, позлорадствуют: ведь в минувшие четыре года тоже стало очевидно: из вида спорта, судьба которого будоражит всю страну, не оставляя равнодушными даже домохозяек, российский биатлон стремительно скатился на уровень занятия, интересного разве что тем, кто "внутри". И у кого по большому счету нет никакой другой жизни. Когда-то эта жизнь была богатая и праздничная, сейчас стала бедной и неприглядной – в приличном обществе на порог не пускают. Ну да, такое тоже случается. Но деваться-то некуда…

Виновато ли в этом руководство СБР во главе с президентом Александром Кравцовым? Безусловно. Да, эти люди не стояли на бирже и не писали тренерские планы. Но они однозначно попустительствовали тому, что проблема с отечественным биатлоном приняла именно такие масштабы, какие мы наблюдаем сейчас. В работе нынешнего руководства были свои плюсы: при них не сорвалось ни одного тренировочного сбора или выезда на соревнования, команды снабжались и экипировались по высшему разряду, решалось множество иных проблем. Не было сделано главного: запустить надежно работающий механизм, в котором администраторы, тренеры и спортсмены увязаны одним интересом и четко понимают свои права и обязанности, нынешнему руководству не удалось. А когда в машине сломан двигатель, становится абсолютно неважно, сколько денег вбухано в сигнализацию и отделку салона. На ходовые качества, как говорится, это не влияет. 

Отдельный интересный орган при СБР – его правление. Тут даже не важно, что именно входит в компетенцию его восьми членов: достаточно сказать, что за четыре года, которые прошли со времени Игр в Сочи, правление собиралось два раза. Первый раз – в самом начале олимпийского цикла, второй – не столь давно, на этапе Кубка мира в Тюмени. Получается, положение вещей в российском биатлоне там тоже всех устраивало?

Продолжать развивать тему можно долго. Хотя сейчас всех интересует иной вопрос: кто станет следующим президентом СБР – депутат Госдумы Владимир Драчев или первый вице-президент IBU Виктор Майгуров. 

Не хочу вдаваться в обсуждения, кто из этих двух великих биатлонистов прошлого предпочтительнее: оба кандидата сначала должны представить свои предвыборные программы и убедить в весомости своих намерений тех, кто будет за них голосовать. 

Скажу о другом. И у Драчева, и у Майгурова есть некое отягощающее обстоятельство, которое одновременно является их большим плюсом: они оба из мира биатлона, люди, прожившие в этом виде спорта жизнь. А в этом случае на человеке априори висит огромное количество моральных долгов. С кем-то он бегал в юности, с кем-то дружил, у кого-то тренировался, кого-то тренировал сам. Согласитесь, не так легко отказать людям, с которыми ты бегал в эстафетах на Олимпиадах и поднимался на пьедестал. 

И важно здесь даже не то, как справится с этим грузом потенциальный президент СБР. А то, что сейчас, когда дальнейшая судьба российского биатлона только начинает решаться, хорошо бы понять одну простую вещь: все, кто имеет хоть какое-то отношение к этому виду спорта, так или иначе находятся в одной лодке. И хорошо бы перестать ее раскачивать и начинать грести. 

 


Назад