27 мая на Центральном стадионе Мурманска состоится большой концерт, посвященный 80-летию области

Концерт продлится шесть часов – с 15:00 до 21:00

Погода в Мурманской области 22-23 мая: тепло и дождь

22 мая ожидается местами дождь, преобладающая температура воздуха днем +17+23°

На озерах – лёд, на реках – половодье

На большинстве рек Мурманской области прошли пики весеннего половодья

Региональный опыт: в Петербурге обсуждают перенос порта за пределы города

"Мы сейчас основательно задумались о необходимости поэтапного перевода порта в другое место. Туда, где он мог бы развиваться и спокойно наращивать мощности без ущерба для людей и инфраструктуры", – заявил Полтавченко

В Находке построят комплекс закрытой перевалки угля. Мурманский торговый порт в аналогичном проекте не участвует

Открытая перевалка угля в областном центре будет продолжаться

Плавучий атомный энергоблок "Академик Ломоносов" встал к причалу «Атомфлота» в Мурманске

Здесь пройдет подключение береговых энергосистем и начнутся работы по покраске судна. В дальнейшем - будет осуществлена загрузка ядерного топлива и физический пуск реактора энергоблока

Утвержден новый состав Правительства РФ: кто вошел и кто не вошел поименно

Владимир Путин одобрил представленные премьером Дмитрием Медведевым кандидатуры на посты вице-премьеров и министров, и подписал соответствующие указы об их назначении

Военная конкуренция России и США в Арктике вырастет

Арктический регион может превратиться в зону "военной напряженности и конкуренции" в связи с ухудшением отношений между Вашингтоном и Москвой

Ученые уточнили сроки магнитных бурь в мае – начале июня

Предыдущая буря произошла 6 и 7 мая

ИСККРА представляет календарь праздничных и памятных дат на май 2018 года

21 – День полярника в России

Тайна гибели английской экспедиции у Мурманского побережья до сих пор не раскрыта. Страницы истории Арктики

465 лет назад, 11 мая 1553 года, из Лондона по северным морям в поисках выхода в Индию и Китай вышла английская экспедиция под руководством Г. Уиллоуби.

Два из трех кораблей экспедиции были обнаружены рыбаками зимой 1554 года вмерзшими в лед с погибшими экипажами в морской губе Варзина Западного Нокуевского залива Баренцева моря на Мурманском побережье.

Третий корабль дошел до Северной Двины, возглавлявший его Ричард Ченслер добрался до Москвы, был принят царем Иваном IV и способствовал налаживанию дипломатических отношений Англии с Московией.

А теперь подробнее о случившемся более четырех с половиной веков назад.

Загадка гибели арктической экспедиции, возглавляемой сэром Хью Уиллоби, до сих пор будоражит умы исследователей. 63 английских путешественника погибли внезапно, в одночасье, а причина их таинственной смерти так до конца и не выяснена. Что же все-таки произошло зимой 1554 года в устье реки Варзины на Кольском полуострове?

…К середине XVI века Великие географические открытия стали оказывать прямое влияние на экономику и политику Старого Света. В Европу потянулись испанские галеоны, груженные американским золотом и серебром, и португальские каравеллы, в трюмах которых были драгоценные пряности из стран Индийского океана. В стороне от этих процессов не могла остаться и Англия. Местные купцы и промышленники, разбогатевшие на торговле сукном, все чаще засматривались на Индию и Китай, которые были привлекательны и для вложения накопленных капиталов, и для получения новой баснословной прибыли.

Проблема была в том, что существовавшие торговые пути с этими сказочно далекими странами контролировались конкурентами Англии. В этой связи актуальность приобрели поиски новых маршрутов, получивших названия Северо-Западного (вокруг современной Канады) и Северо-Восточного проходов. Окончательно идея организации похода в Индию и Китай вдоль арктического побережья Скандинавии, Московского царства и по-прежнему загадочной «Тартарии» сформировалась к 1551 году.

Именно в этом году в Лондоне было учреждено «Общество купцов-предпринимателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений неведомых и даже доселе морским путем не посещаемых». В руководстве организации были и сэр Хью Уиллоби, и Ричард Ченслор, которым было суждено уже в недалеком будущем войти в историю.

 «Дольщиками» нового общества стали около 240 человек. На собранные средства организация приобрела три судна: «Бона Эсперанса» (водоизмещением в 120 тонн), «Эдвард Бонавентура» (160 тонн) и «Бона Конфиденца» (90 тонн). Кроме того, каждый из кораблей был оборудован пинассой и ботом – небольшими парусно-гребными судами, с помощью которых команды имели возможность высаживаться на сушу.

Любопытна личность, которую отцы-основатели организации выбрали на роль руководителя амбициозной экспедиции. Хью Уиллоби не имел никакого опыта морских исследований, однако был удачливым солдатом, успешно воевавшим с шотландцами на севере Англии. За доблесть он был пожалован в рыцари (получил титул сэра), и его работодатели надеялись, что он окажется столь же талантливым организатором и этого морского предприятия.

Однако с самого его начала что-то пошло не так. Официальной датой старта экспедиции считается 10 мая 1553 года, но небольшая флотилия долго не могла просто покинуть берега Англии – сначала из-за того, что внезапно испортилась часть провизии, затем из-за неблагоприятных ветров. Только 23 июня «Бона Эсперанса» (флагман под командованием Уиллоби), «Эдвард Бонавентура» (капитан – Ричард Ченслор) и «Бона Конфиденца» смогли выйти в море.

В плавании Хью Уиллоби вел судовой журнал, благодаря чему перипетии экспедиции дошли до наших дней. Через месяц после отплытия корабли смогли пересечь Северное и Норвежское моря и добраться до Лофотенских островов у северо-западного побережья Норвегии. Здесь моряков ждало новое испытание. 3 августа в результате жестокого шторма «Бона Эсперанса» и «Бона Конфиденца» потеряли из виду «Эдварда Бонавентуру» Ченслора. Ситуация, в общем-то, была обычной для того времени, и на такой случай всегда определялся порт, где корабли должны были вновь встретиться. В случае с флотом Уиллоби таковым был Вардехус (современный Варде) – достаточно мощная крепость, расположенная на крайнем северо-востоке Норвегии.

Ченслор на своем корабле успешно добрался до нее и целую неделю безуспешно прождал коллег. Затем он двинулся дальше на восток и уже 24 августа вошел в Двинскую губу Белого моря. Там он пристал к берегу в районе Николо-Корельского монастыря, расположенного на месте нынешнего города Северодвинска неподалеку от Архангельска. В монастыре Ченслор встретил первых русских, после чего началось его долгое путешествие по суше на юг, завершившееся в Москве аудиенцией у Ивана Грозного и созданием в Лондоне «Московской компании», получившей монопольные права на торговлю с Россией. Все это время о судьбе двух оставшихся кораблей экспедиции во главе с ее руководителем Хью Уиллоби ничего не было известно. Что же произошло осенью – зимой 1553 года с несчастными судами «Бона Эсперанса» и «Бона Конфиденца»?

Возможно, сэр Хью Уиллоби был отличным солдатом, но моряком он оказался посредственным. Несмотря на наличие в команде профессионального штурмана, «Бона Эсперанса» умудрилась промахнуться мимо Вардехуса и заплыть далеко на восток. 14 августа 1553 года капитан записал в судовой журнал, что с корабля была замечена земля. Куда именно судьба забросила осколок экспедиции, долго оставалось тайной, и загадочная «Земля Уиллоби» до 1640-х годов украшала первые карты Арктики. Судя по всему, на самом деле незадачливый мореплаватель добрался до Новой Земли, однако высадиться на остров из-за мелководья и сложной ледовой обстановки он так и не смог и был вынужден повернуть обратно на запад.

23 августа «Бона Эсперанса» и «Бона Конфиденца» вновь увидели побережье Кольского полуострова, однако по несчастливому стечению обстоятельств с «Эдвардом Бонавентурой» они разминулись: корабль Ричарда Ченслора к этому времени уже вошел в Белое море. Проплыв некоторое время вдоль территории современной Мурманской области России, Уиллоби в конце концов приказал бросить якорь в показавшейся ему удобной гавани. Это оказалась Нокуевская губа у устья реки Варзины. Было 18 сентября 1553 года, Ричард Ченслор уже отправился в путешествие в Москву.

Уиллоби оставил достаточно подробное описание бухты, которой суждено было стать местом его гибели: «В ней было много тюленей и больших рыб, а на материке мы видели медведей, больших оленей и иных странных животных и птиц, как, например, дикие лебеди, чайки, а также другие, неизвестные нам и вызывавшие наше удивление. Пробыв в этой гавани с неделю и видя, что время года позднее и что погода установилась плохая – с морозами, снегом и градом, как будто бы дело было в середине зимы, – мы решили тут зимовать».

В принципе, к зимовке моряки были готовы, ведь в момент подготовки похода ее вероятность рассматривалась. У них было достаточно теплой одежды, а провизии хватало на 18 месяцев дороги. Тем не менее, они предприняли попытки вступить в контакт с аборигенами. «Мы послали трех человек на юго-юго-запад посмотреть, не найдут ли они людей; они проходили три дня, но людей не нашли; после этого мы послали еще четырех человек на запад, но и они вернулись, не найдя никаких людей. Тогда мы послали трех человек в юго-восточном направлении, которые таким же порядком вернулись, не найдя ни людей, ни какого бы то ни было жилища», – записал Уиллоби в судовой журнал, и это была последняя запись, сделанная его рукой.

Англичане приняли, казалось бы, верное решение: ввиду стремительно наступавшей зимы остаться в защищенной гавани, где можно было спокойно переждать грядущие месяцы плохой погоды… Их обнаружили поморские рыбаки лишь следующей весной, в мае 1554 года – два заморских корабля, внутри одного из которых было 63 трупа моряков, офицеров, купцов, врачей и самого Хью Уиллоби – всех находившихся на борту «Бона Эсперансы» и «Бона Конфиденцы». «Два корабля на Мурманском море стоят на якорях в становищах, а люди на них все мертвы, и товаров на них много», – писалось в Двинской летописи. Ченслор к тому времени успешно завершил переговоры при царском дворе в Москве и держал обратный путь в Англию.

Русские сохранили корабли, товар и останки погибших моряков. Летом следующего, 1555 года из Англии в Московское царство прибыла новая представительная торговая делегация, которой их и передали. В ноябре они вернулись на родину, по случаю чего Джованни Микель, венецианский посол при дворе короля Англии, и оставил в своем письме дожу ставшее знаменитым описание страшной находки, которую сделали полугодом ранее рыбаки-поморы: «Некоторые из умерших были найдены сидящими с пером в руках и бумагой перед ними, другие – сидящими за столом с тарелками в руках и ложками во рту, третьи – открывающими шкаф, иные – в других позах, как будто статуи, которые поставили таким образом. Так же выглядели собаки».

При этом посол утверждал, что команды двух кораблей просто замерзли. Существует и другое свидетельство – рассказ купца Генри Лейна, который находился в составе английской торговой делегации 1555 года, забравшей трупы погибших на родину. Спустя 30 с небольшим лет после этих событий в разговоре с Ричардом Хаклитом, писателем, составившим объемный труд «Основные плавания, путешествия, торговые экспедиции и открытия английской нации» (1589), Лейн утверждал, что Уиллоби и его товарищи погибли из-за неумения делать «пещеры и печи».

Так что же погубило их на самом деле, причем, судя по имеющимся рассказам современников, погубило стремительно и всех 63 человек сразу? В первую очередь, очевидно, это был не холод. Замерзая, человек пытается согреться и обычно принимает позу эмбриона, а не сидит с пером в руке или ложкой во рту. К тому же теплых вещей на борту корабля было в достатке, а поверить в некий фантастический супермороз, который может мгновенно убить несколько десятков человек, все-таки крайне сложно.

Не могли они умереть и от голода. Провизии на борту должно было хватить на 18 месяцев дороги, а вокруг зимней стоянки, судя по описанию, оставленному Уиллоби, было в изобилии диких зверей. Распространенной причиной смерти моряков в подобных путешествиях была цинга, но и это заболевание, бич всех путешественников эпохи Великих географических открытий, не убивает всех и сразу.

На борту «Бона Эсперансы», кроме 63 тел, было обнаружено и завещание, составленное родственником капитана Гэбриелом Уиллоби, присутствовавшим в экспедиции в качестве купца. Завещание ныне утеряно, но свидетельства о нем сохранились в рассказе Генри Лейна, зафиксированном Ричардом Хаклитом в 1589 году. Согласно этим данным, документ был датирован январем 1554 года, то есть, как минимум в течение первых четырех месяцев зимовки экспедиционеры были живы. Трагедия, по всей видимости, случилась вскоре после его написания.

Самой достоверной версией гибели Уиллоби и компании является отравление угарным газом. Скорее всего, в один из особенно морозных январских (или февральских) дней команды обоих кораблей собрались в одном помещении. В попытке согреться они тщательно заделали все люки и пушечные порты, после чего, вероятно, начали готовить еду. Дрова у них к тому времени закончились, и в качестве топлива они использовали так называемый морской уголь – битуминозный уголь, вымываемый морем из осадочных пород. Из дымовой трубы, образовавшийся при горении угля, угарный газ каким-то образом проник в помещение. По всей видимости, его концентрация выросла стремительно, вызвав столь же быстрое отравление и последующую смерть моряков. Это объясняет те естественные позы, в которых, по описанию венецианского посла (с поправкой на возможное художественное преувеличение автора), они находились.

Тем не менее это пусть и правдоподобная, но лишь версия случившегося. Причина гибели экспедиции Уиллоби, как и смерти на Северном Урале туристической группы Игоря Дятлова в феврале 1959 года, похоже, так навсегда и останется загадкой. При этом символично, что свои последние месяцы англичане провели всего в нескольких километрах от небольшого острова в Баренцевом море со странным для этих мест названием Китай. Сами того не подозревая, они все-таки нашли новый путь в Китай, только вот путешествие их оказалось куда короче ожидаемого.

 


Назад