Минтруд РФ предложил проект календаря выходных дней на 2023 год

Ведомство подготовило проект постановления правительства о переносе выходных на 2023 год

Пленарное заседание Петербургского международного экономического форума. Стенограмма

Президент РФ Владимир Путин принял участие в пленарном заседании юбилейного, XXV Петербургского международного экономического форума 

Темпы потепления превратят Арктику в регион мягкого атлантического климата

Темпы глобального потепления в Арктике в 5-7 раз превышают общемировые показатели. Наиболее быстрое повышение температуры наблюдается в северной и восточной части Баренцева моря

Лицензионный лов семги открыт еще на трёх реках Заполярья: Уре, Титовке и Печенге

Путевки на лов семги на все рыболовные участки (Кола-1, Кола-2, Ура, Титовка, Печенга-1, Печенга-2) можно оформить на лицензионном пункте в Коле (улица Красноармейская, 35; в рабочие дни с 9:00 до 17:00

ИСККРА уходит в отпуск

Сайт остается активным, посетители могут пользоваться всеми опубликованными информационными и справочными материалами. Будут появляться лишь системные и не требующие отлагательств сообщения. О возобновлении работы сайта в полном объеме я сообщу дополнительно. Справки, консультации, вопросы – по электронной почте на главной странице сайта и телефону 8-909-564-14-41

ИСККРА представляет календарь праздничных и памятных дат на июнь 2022 года

30 – День экономиста

На широте Мурманска начался полярный день

Теперь Солнце круглосуточно будет находиться выше линии горизонта, полярный день продлится до 22 июля

Пленарное заседание Петербургского международного экономического форума. Стенограмма

Президент РФ Владимир Путин принял участие в пленарном заседании юбилейного, XXV Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ).

В сессии ПМЭФ также участвовал Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин и Президент Египта Абдельфаттах Сиси адресовали присутствующим видеообращения.

В этом году форум проходит под девизом «Новый мир – новые возможности».

* * *

Ведущая Маргарита Симоньян: Добрый день, уже почти скоро вечер!

Спасибо нашему лидеру Владимиру Владимировичу за то, что Вы нашли время, как всегда, выступить на форуме и рассказать, что нас ждёт с экономической и не только экономической точки зрения.

Спасибо Вам, Касым-Жомарт Кемелевич, что Вы нашли возможность к нам приехать. Мы понимаем, что это не так просто. Спасибо за Вашу поддержку нашего форума и нашей страны, мы это очень ценим.

Впереди у нас вопросы. Не всё из них вам понравится, наверное, слышать и не всё из них мне понравится задавать. Мы бы с удовольствием поговорили только о хорошем, но только о хорошем не получится.

А пока я попрошу Вас, Владимир Владимирович, выйти к пюпитру и рассказать нам, что нас всех ждёт. 

Спасибо.

В.Путин: Большое спасибо.

Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич! Уважаемые друзья, коллеги!

Приветствую участников и гостей юбилейного, XXV Петербургского международного экономического форума.

Он проходит в непростое для всего мирового сообщества время, когда экономика, рынки да и сами принципы глобальной экономической системы оказались под ударом. Многие торговые, производственные, логистические связи, ранее нарушенные пандемией, проходят теперь через новые испытания. Более того, такие ключевые для бизнеса понятия, как деловая репутация, неприкосновенность собственности и доверие к мировым валютам, основательно подорваны – подорваны, к сожалению, нашими партнёрами на Западе, и сделано это намеренно, ради амбиций, во имя сохранения устаревших геополитических иллюзий.

Сегодня изложу наш – когда говорю «наш», имею в виду российское руководство, – свой взгляд на ситуацию, в которой оказалась глобальная экономика. Подробно остановлюсь на том, как Россия действует в этих условиях и как планирует своё развитие в динамично меняющейся обстановке.

Полтора года назад, выступая на Давосском форуме, вновь подчёркивал, что эпоха однополярного миропорядка завершилась – начать хочу с этого, от этого никуда не деться, – завершилась, несмотря на все попытки её сохранить, законсервировать любыми средствами. Изменения – это естественный ход истории, поскольку цивилизационное многообразие планеты, богатство культур трудно сочетать с политическими, экономическими и другими шаблонами, шаблоны здесь не работают, шаблоны, которые грубо, безальтернативно навязываются из одного центра.

Изъян заложен в самой идее, согласно которой есть одна, пусть и сильная держава с ограниченным кругом приближённых или, как ещё говорят, допущенных к ней государств, и все нормы делового оборота и международных отношений, когда это становится необходимо, трактуются исключительно в интересах этой державы, что называется, работают в одну сторону, игра идёт в одни ворота. Мир, основанный на таких догмах, определённо неустойчив.

Соединённые Штаты, провозгласив победу в холодной войне, объявили себя посланниками Господа на земле, у которых нет никаких обязательств, а есть только интересы, причём эти интересы объявляются священными. Они словно не замечают, что за последние десятилетия на планете сформировались и всё громче заявляют о себе новые мощные центры. Каждый из них развивает свои политические системы и общественные институты, реализует собственные модели экономического роста и, конечно, имеет право на их защиту, на обеспечение национального суверенитета.

Речь идёт об объективных процессах, о поистине революционных, тектонических изменениях в геополитике, глобальной экономике, в технологической сфере, во всей системе международных отношений, где существенно возрастает роль динамичных, перспективных государств и регионов, интересы которых больше невозможно игнорировать.

Повторю: эти изменения носят фундаментальный, поворотный и неумолимый характер. И ошибочно полагать, что время бурных перемен можно, что называется, пересидеть, переждать, что якобы всё вернётся на круги своя, всё будет, как и прежде. Не будет.

Однако похоже, что правящие элиты некоторых западных государств как раз и пребывают в такого рода иллюзиях. Не хотят замечать очевидных вещей, а упорно цепляются за тени прошлого. Например, полагают, что доминирование Запада в глобальной политике и экономике – величина неизменная, вечная. Вечного ничего не бывает.

Причём наши коллеги не просто отрицают реальность. Они пытаются противодействовать ходу истории. Мыслят категориями прошлого века. Находятся в плену своих же собственных заблуждений о странах вне так называемого золотого миллиарда, считают всё остальное периферией, своим задним двором, по-прежнему относятся к ним, как к колонии, а народы, живущие там, считают людьми второго сорта, потому что сами считают себя исключительными. Если они исключительные, значит, все остальные – второго сорта.

Отсюда неуёмное желание наказать, экономически задавить того, кто выбивается из общего ряда, не хочет слепо подчиняться. Более того, они грубо и беспардонно насаждают свою этику, взгляды на культуру и представления об истории, а порой подвергают сомнению суверенитет и целостность государств, создают угрозу их существованию. Достаточно вспомнить судьбу Югославии и Сирии, Ливии и Ирака.

Если же какого-то бунтаря не получается захомутать, усмирить, то его стараются изолировать или, как сейчас говорят, «отменить». В ход идёт всё, даже спорт, олимпийское движение, запрет на культуру, шедевры искусства – по той лишь причине, что их авторы «неправильного» происхождения.

В этом природа и нынешнего приступа русофобии на Западе и безумных санкций против России. Безумных и, я бы сказал, бездумных. Их количество, а также скорость штамповки не знают прецедентов.

Расчёт был понятен: нахрапом, с наскока смять экономику России, за счёт разрушения бизнес-цепочек, принудительного отзыва западных компаний с российского рынка, заморозки отечественных активов ударить по промышленности, финансам, по уровню жизни людей.

Не получилось. Очевидно, это не вышло, не состоялось. Российские предприниматели, органы власти работали собранно, профессионально, граждане проявили сплочённость и ответственность.

Мы шаг за шагом нормализуем экономическую ситуацию. Вначале стабилизировали финансовые рынки, банковскую систему и торговую сеть. Затем начали насыщать экономику ликвидностью и оборотным капиталом для сохранения устойчивости предприятий и компаний, занятости и рабочих мест.

Мрачные прогнозы относительно перспектив российской экономики, которые звучали ещё в начале весны, не сбылись. При этом ясно, зачем раздувалась эта пропагандистская кампания, откуда все эти заклинания и про доллар за 200 рублей, и про крах нашей экономики в целом – всё это было и остаётся орудием информационной борьбы, фактором психологического воздействия на российское общество, на отечественные деловые круги.

Кстати, и некоторые наши эксперты поддались такому внешнему давлению, в своих прогнозах также исходили из неминуемого коллапса российской экономики и критического ослабления национальной валюты – рубля.

Жизнь опровергла подобные предсказания. Однако подчеркну и хотел бы отметить: чтобы и дальше добиваться успеха, мы должны предельно честно и реалистично оценивать ситуацию, быть при этом самостоятельными в своих выводах и, конечно, верить в свои силы – это очень важно. Мы сильные люди и можем справиться с любым вызовом. Как и наши предки, решим любую задачу. Об этом говорит вся тысячелетняя история нашей страны.

Спустя буквально три месяца после массированного пакета санкций мы подавили инфляционный всплеск. После пика в 17,8 процента, как вы знаете, сейчас инфляция составляет 16,7 процента и продолжает снижаться. Экономическая динамика стабилизируется, государственные финансы устойчивы. Я потом проведу сравнение с другими регионами. Да, нам и это многовато, конечно. 16,7 процента – большая инфляция. Мы должны с этим работать и будем это делать и, уверен, добьёмся положительного результата.

По итогам первых пяти месяцев текущего года федеральный бюджет исполнен с профицитом в полтора триллиона рублей, а консолидированный бюджет – с профицитом в 3,3 триллиона рублей. При этом профицит федерального бюджета только в мае составил почти полтриллиона рублей, превысив прошлогоднее майское значение более чем в четыре раза.

Сегодня наша задача – создать условия для наращивания производства, для увеличения предложения на внутреннем рынке и сбалансированно с ростом предложения восстанавливать конечный спрос и банковское кредитование экономики.

Уже сказал: мы приняли специальные меры для пополнения оборотного капитала компаний. В том числе бизнес практически во всех отраслях получил право на отсрочку по страховым взносам за второй квартал текущего года. При этом производственные предприятия имеют более широкие возможности: они смогут воспользоваться отсрочкой и в третьем квартале. По сути, речь идёт о беспроцентном кредите от государства.

В дальнейшем отложенные платежи по страховым взносам не нужно будет выплачивать, что называется, одномоментно. Это можно будет сделать равными долями в течение 12 месяцев начиная с июня следующего года.

Далее. С мая была снижена ставка по льготной ипотеке. Сейчас она составляет девять процентов. При этом сама программа льготной ипотеки продлена до конца текущего года. Как уже говорил, цель такой меры – помочь гражданам в решении жилищных проблем, поддержать строительную и смежные с ней отрасли, а там у нас заняты миллионы работников.

После резкого роста весной процентные ставки в российской экономике постепенно снижаются, Центральный банк опускает ключевую ставку. В этой связи считаю возможным ещё раз снизить ставку по льготной ипотеке, теперь до семи процентов.

Но на что хотел бы обратить внимание? Срок действия программы остаётся прежним – до конца текущего года. Это значит, что те наши граждане, которые хотят улучшить свои жилищные условия по этой льготе, должны ею воспользоваться до конца этого года.

Максимальные суммы кредитов также сохраняются: 12 миллионов рублей для Москвы и Петербурга и шесть миллионов рублей – для остальных субъектов Федерации.

Добавлю, нам важно в целом повышать доступность долгосрочных финансовых ресурсов, кредита для экономики. Уже в ближайшее время акцент в поддержке деловой активности должен смещаться от мер бюджетного стимулирования к механизмам рыночного банковского кредитования.

Этот процесс нужно, безусловно, поддержать. Так, для наращивания возможностей Фабрики проектного финансирования «ВЭБа» выделим 120 миллиардов рублей из Фонда национального благосостояния. Такая мера обеспечит дополнительное кредитование востребованных инициатив, проектов в объёме порядка полутриллиона рублей.

Уважаемые коллеги!

Уже говорил, что экономический блицкриг против России изначально не имел шансов на успех. При этом санкционное оружие, оно, как известно, – и практика последних лет это показывает хорошо, – оно обоюдоострое. Оно наносит сопоставимый, а то и больший даже урон самим же идеологам и конструкторам его.

И речь не только о текущих очевидных последствиях. Нам известно, что среди лидеров европейских стран на уровне неформальных разговоров, что называется, украдкой обсуждаются весьма тревожные перспективы, что санкции могут быть применены не только против России, но и против любого неугодного государства, рано или поздно могут коснуться каждого, включая самих членов Евросоюза и европейских компаний.

Пока до этого дело не дошло, но европейские политики уже нанесли своей экономике серьёзный удар – сами это сделали, своими руками. Мы видим, как обострились социальные и экономические проблемы в Европе, да и в Соединённых Штатах тоже, как растёт стоимость товаров, продуктов питания, электроэнергии и автомобильного топлива, как снижается качество жизни европейцев и утрачивается конкурентоспособность предприятий.

По оценкам экспертов, только прямые, «счётные» потери Евросоюза от санкционной лихорадки за предстоящий год могут превысить 400 миллиардов долларов. Такова цена решений, оторванных от реалий и принятых вопреки здравому смыслу.

Эти издержки напрямую ложатся на население и компании Евросоюза. Рост инфляции в отдельных странах еврозоны уже превысил 20 процентов. Я говорил о нашей инфляции, но страны еврозоны не проводят никаких специальных военных операций, а инфляция выросла там у них – у некоторых – до 20 процентов. У Штатов также неприемлемая, самая высокая за 40 последних лет инфляция.

Да, конечно, инфляция в России также пока находится на двузначных отметках. Однако мы уже провели индексацию социальных выплат и пенсий, повысили минимальный размер оплаты труда и прожиточный минимум, защитили тем самым наименее обеспеченных граждан. А, в свою очередь, высокие процентные ставки позволили сохранить сбережения людей в российской банковской системе.

Конечно, для представителей бизнеса понятно: высокая ключевая ставка прижимает экономику – понятно. Для граждан всё-таки в большинстве случаев это плюс: они вернули значительный объём денег в банки под высокий процент.

В этом главное отличие от стран Евросоюза, где рост инфляции напрямую ведёт к снижению реальных доходов населения и съедает их сбережения, а текущие кризисные явления ложатся бременем прежде всего на малообеспеченных граждан.

Серьёзные долгосрочные последствия имеет и рост издержек европейских компаний, потеря ими российского рынка. Результат здесь очевиден – утрата глобальной конкурентоспособности и системное снижение темпов роста европейской экономики, причём на годы вперёд.

Всё это ведёт к обострению глубинных проблем в западных обществах. Да, конечно, у нас и своих проблем хватает, но вынужден сейчас говорить и об этом, потому что они-то всё время на нас пальцем тыкают, а проблем у них самих достаточно. Я говорил об этом тоже в Давосе. Прямым следствием действий европейских политиков и событий текущего года станет дальнейшее усугубление неравенства в этих странах, что, в свою очередь, будет ещё сильнее раскалывать их общества, причём вопрос не только в уровне благосостояния, но и в ценностных ориентирах различных групп этого общества.

Да, сейчас эти противоречия подавляются, «заметаются под ковёр». Демократические процедуры, выборы в той же Европе, – честно говоря, иногда смотришь на то, что там происходит, какие силы приходят к власти, – всё это похоже на ширму, потому что друг друга у власти меняют похожие как близнецы политические партии. Однако сама суть от этого не меняется. Реальные интересы граждан, национального бизнеса оттесняются всё дальше на задворки, на периферию.

Такой отрыв от реальности, от запросов общества неизбежно приведёт к всплеску популизма и росту крайних, радикальных течений, к серьёзным социально-экономическим изменениям, к деградации, а в недалёкой перспективе и к смене элит. Традиционные партии, как вы видите, проигрывают постоянно. Появляются какие-то новые образования, но, если они мало чем отличаются от традиционных, шансов на выживание у них тоже не много.

Все попытки делать хорошую мину при плохой игре, все разговоры о якобы допустимых издержках во имя псевдоединства не могут скрывать главного: Евросоюз окончательно утратил свой политический суверенитет, а его бюрократические элиты пляшут под чужую дудку, принимая всё, что им скажут сверху, причиняя вред собственному населению и собственной экономике, собственному бизнесу.

Что ещё здесь принципиально важно? Ухудшение ситуации в глобальной экономике – это не вопрос последних месяцев, – сейчас я остановлюсь на вещах, которые считаю чрезвычайно важными, – то, что происходит, не результат последних месяцев, конечно, нет. Тем более – не результат специальной военной операции, которую проводит Россия в Донбассе. Подобные утверждения – это откровенное и сознательное передёргивание фактов.

Резкое усиление инфляции на товарных и сырьевых рынках стало фактом задолго до событий текущего года. Мир в такую ситуацию последовательно загоняла многолетняя безответственная макроэкономическая политика стран так называемой большой семёрки, включая бесконтрольную эмиссию и накапливание необеспеченных долгов. Причём эти процессы лишь ускорились, активизировались с началом пандемии коронавируса ещё в 2020 году, когда в глобальном масштабе кардинально сократились и предложение, и спрос на товары и услуги.

Спрашивается: при чём здесь наша военная операция в Донбассе? Вообще не имеет к этому никакого отношения.

Не придумав или не пожелав использовать другие рецепты, власти ведущих западных экономик просто-напросто запустили печатный станок. Таким нехитрым способом стали покрывать невиданные ранее бюджетные дефициты.

Уже называл эту цифру: за последние два года денежная масса в США выросла более чем на 38 процентов. Ранее десятилетиями такое увеличение было, а здесь за два года 38 процентов – это 5,9 триллиона долларов. Для сравнения, только несколько стран мира имеют валовый внутренний продукт большего размера.

Денежная масса Евросоюза, в свою очередь, также резко возросла за этот период. Её объём увеличился примерно на 20 процентов, или на 2,5 триллиона евро.

В последнее время всё чаще слышу про так называемую, – вы уж меня извините, я не люблю заниматься здесь, да и вообще себя как-то упоминать, но не могу не сказать, – все мы слышим про так называемую путинскую инфляцию на Западе. Я, когда вижу это, всё время думаю: на кого рассчитана эта глупость – на тех, кто читать и писать не умеют, вот и всё. Люди, которые хотя бы умеют читать, понимают, на самом деле что происходит.

Россия, наши действия по освобождению Донбасса здесь абсолютно ни при чём. Сегодняшний рост цен, инфляция, проблемы с продовольствием и топливом, бензином, в энергетике в целом – это результат системных ошибок в экономической политике действующей администрации США и европейской бюрократии. Вот где причины, и только в этом.

Я скажу и про нашу операцию: да, это имело какое-то значение, но корень именно в этом – в их ошибочной экономической политике. Для них начало нашей операции в Донбассе – это спасательный круг, который позволяет им свалить собственные просчёты на других, в данном случае – на Россию. Но все, у кого есть хотя бы начальное школьное образование, понимают истинные причины сегодняшней ситуации.

Напечатали деньги в огромных количествах, а дальше что? Куда потекли все эти средства? Очевидно: в том числе на закупку товаров и услуг за пределами западных стран – вот куда они потекли, эти деньги напечатанные. Они буквально стали «пылесосить», выгребать глобальные рынки. Об интересах других государств, в том числе беднейших, естественно, никто не думал и думать-то не хотел. Им оставляли только, что называется, как у нас в народе говорят, ошмётки, да ещё и по астрономическим ценам.

Так, если в конце 2019 года импорт, завоз товаров в Соединённые Штаты составлял порядка 250 миллиардов долларов в месяц, то к настоящему времени он вырос до 350 миллиардов долларов. Примечательно, что рост составил 40 процентов – в пропорции это как раз и соответствует не обеспеченной ничем накачке долларовой денежной массы последних лет. Напечатали, раздали деньги и за эти деньги выгребли все товары с рынков третьих стран.

Добавлю вот ещё что: Соединённые Штаты долгое время были крупными поставщиками продовольствия на мировом рынке, заслуженно, действительно, заслуженно гордились – и было чем – своим сельским хозяйством, традициями фермерства, это пример для многих, и для нас, кстати говоря, тоже. Но сегодня роль Америки изменилась кардинально. Из нетто-экспортёра продовольствия она превратилась в чистого импортёра. Грубо говоря, печатают деньги и перетягивают на себя товарные потоки, скупая продукты питания по всему свету.

Ещё более высокие темпы наращивания импорта товаров наблюдаются в Евросоюзе. Понятно, что такое резкое увеличение спроса, не обеспеченного товарным предложением, запустило волну дефицитов и глобальную инфляцию. Вот она откуда, эта глобальная инфляция. За последние пару лет в мире подорожало практически всё: сырьё, потребительские товары и особенно продукты питания.

Да, конечно, эти страны, в том числе и Штаты, они продолжают импортировать, но баланс между экспортом и импортом уже в другую сторону: там уже, по-моему, на 17 миллиардов больше импорт, чем экспорт. Вот в чём всё дело.

По данным ООН, ещё в феврале текущего года индекс стоимости продовольствия в мире оказался на 50 процентов выше, чем в мае 2020 года, а сводный индекс сырьевых товаров за тот же период и вовсе удвоился.

В условиях инфляционной бури у многих развивающихся стран возникает резонный вопрос: а зачем обменивать товары на доллары и евро, которые на глазах теряют в весе? Напрашивается вывод: на смену экономики мнимых сущностей неизбежно приходит экономика реальных ценностей и активов.

По данным МВФ, сейчас в глобальных валютных резервах находится 7,1 триллиона долларов и 2,5 триллиона евро, и эти деньги обесцениваются темпом около восьми процентов в год. Но, кроме того, в любой момент они могут быть ещё и конфискованы, украдены, если США что-то не понравится в политике тех или иных государств. Ну, это, по-моему, стало абсолютно реальным для очень многих стран, которые хранят свои золотовалютные резервы в этих валютах.

По оценке экспертов, уже в ближайшие годы, это объективный анализ, будет запущен процесс конвертации глобальных резервов, – просто им деваться некуда при таких дефицитах, – из теряющих свою стоимость валют в настоящие ресурсы, – другие страны, конечно, будут это делать, – такие, как продовольствие, энергоносители, другое сырьё. Очевидно, что этот процесс ещё сильнее подстегнёт глобальную долларовую инфляцию.

Что касается Европы, то здесь дополнительный негативный вклад в раскручивание цен внесла ещё и провальная энергетическая политика, слепая ставка на возобновляемые источники и спотовые поставки природного газа, что привело к резкому росту стоимости энергии, который наблюдается с третьего квартала прошлого года, – повторю вновь, задолго до начала нашей операции на Донбассе. Мы здесь совершенно ни при чём. Сами натворили дел там, цены взлетели до небес, и ищут виновных опять.

Просчёты Запада не только сказались на росте себестоимости многих товаров и услуг, но также привели к снижению объёмов выпуска удобрений, прежде всего азотных, производимых из природного газа. В целом только с середины прошлого года по февраль текущего глобальные цены на удобрения выросли более чем на 70 процентов.

К сожалению, предпосылок для изменения подобных ценовых тенденций на сегодняшний день нет. Напротив, на этом фоне блокируется работа предприятий и логистика поставок удобрений из России и Белоруссии. Тем самым ситуация ещё больше загоняется в тупик.

Просчитать дальнейшее развитие событий несложно. Нехватка удобрений означает снижение урожайности, а значит, повысятся риски недопоставок продовольствия на мировой рынок, цены пойдут ещё сильнее вверх, что грозит голодом прежде всего в беднейших странах, и это будет целиком на совести администрации Соединённых Штатов и евробюрократии.

Ещё раз подчеркну: эта проблема появилась не сегодня, не за последние три-четыре месяца, и абсолютно точно она возникла не по вине России, как сейчас заявляют некоторые демагоги, пытаясь переложить ответственность за всё происходящее в мировой экономике на нашу страну.

Конечно, нам, может быть, было бы и приятно услышать, что мы такие могучие и всемогущие: инфляцию вздуваем до небес на Западе, в США, в Европе, ещё что-то там творим такое, что всех лихорадит. Может быть, это было бы нам и приятно – чувствовать такое могущество, но это не соответствует действительности. Ситуация зрела годами, подстёгивалась недальновидными действиями тех, кто привык решать свои проблемы за чужой счёт, кто полагался и до сих пор полагается на механизм финансовой эмиссии, чтобы перекупать, перетягивать на себя торговые потоки и тем самым обострять дефициты и провоцировать гуманитарные катастрофы в отдельных регионах мира. Хочу добавить: это, по сути, всё та же грабительско-колониальная политика, но, конечно, в новом виде, в новом издании, гораздо более тонкая и изощрённая. Сразу и не поймёшь, что происходит.

Сейчас важнейшая задача для всего мирового сообщества – нарастить поставки продуктов питания на глобальный рынок, в том числе обеспечить потребности стран, особенно нуждающихся в продовольствии.

Россия, обеспечивая свою внутреннюю продовольственную безопасность, свой внутренний рынок, способна значительно увеличить экспорт продовольствия и удобрений. Например, объём наших поставок зерна в будущем сезоне может вырасти до 50 миллионов тонн.

В приоритетном порядке будем направлять свои поставки в те страны, где наиболее высока потребность в продовольствии и где существуют риски увеличения числа голодающих. В первую очередь речь идёт об африканских странах и регионе Ближнего Востока.

Вместе с тем здесь есть сложности, также возникающие не по нашей вине. Да, формально на российское зерно, продовольствие и удобрения… Кстати говоря, американцы ввели санкции на наши удобрения, за ними европейцы. Потом американцы взяли и отменили – поняли, куда попали. А европейцы – нет. У них бюрократия просто работает, как жернова на мельнице XVIII века. Поэтому все понимают, что глупость сделали, но как-то открутить назад уже сложно по бюрократическим соображениям.

Так вот, повторю, Россия готова внести свой вклад в балансировку мировых рынков сельхозпродукции, и мы, конечно, приветствуем открытость к диалогу по этому вопросу со стороны коллег из ООН, которые понимают остроту глобальной проблемы продовольствия. Предметом для такого разговора может быть создание нормальных условий – логистических, финансовых, транспортных – для наращивания российского экспорта продуктов питания и удобрений.

Что касается – не могу об этом тоже не сказать, спекуляций, к сожалению, на этот счёт тоже очень много – украинских поставок продовольствия на мировые рынки: мы не препятствуем. Ради бога. Не мы же заминировали черноморские порты Украины. Пусть разминируют и вывозят. Мы обеспечим безопасность проводки этих гражданских судов. Вопроса нет вообще никакого.

Но о чём идёт речь? По оценкам Минсельхоза США, это шесть миллионов тонн пшеницы; по нашим оценкам, где-то пять. И ещё где-то семь миллионов тонн кукурузы. И всё. А если иметь в виду, что в мире производится 800 миллионов тонн пшеницы, то пять миллионов тонн для мирового рынка, как вы понимаете, погоды не делают вообще никакой.

Тем не менее возможности вывоза есть, причём не только через черноморские порты. Пожалуйста, через Белоруссию вывозите – самый дешёвый путь, кстати говоря. Через Польшу, Румынию – сколько угодно. Там пять или шесть вариантов вывозки.

Дело не в нас, дело в адекватности людей, которые находятся у власти в Киеве. Пусть решают, как им поступить, и в данном случае хотя бы не ориентируются на своих хозяев из-за границы, из-за рубежа, из-за океана.

Но есть ещё и другая опасность, что зерно это пойдёт в оплату поставляемого оружия. Это совсем будет тогда грустно.

Уважаемые друзья!

Как уже сказал, современный мир проходит эпоху кардинальных перемен. Ломаются, дают сбои международные институты. Гарантии безопасности девальвируются. Запад принципиально отказался исполнять взятые на себя ранее обязательства. Достичь с ним каких-либо новых договорённостей оказалось просто невозможно.

В сложившейся ситуации, на фоне возрастающих для нас рисков и угроз, решение России о проведении специальной военной операции было вынужденным. Трудным, безусловно, но вынужденным и необходимым.

Это решение суверенной страны, у которой есть безусловное право, основанное, кстати говоря, на Уставе ООН, – отстаивать свою безопасность. Решение, направленное на защиту наших граждан, жителей народных республик Донбасса, которые на протяжении восьми лет подвергались геноциду со стороны киевского режима и неонацистов, получивших полное покровительство Запада.

Запад не только стремился реализовать сценарий «анти-России», но и вёл активное военное освоение украинской территории, буквально накачивал Украину оружием и военными советниками. Продолжает это делать и сейчас. На развитие экономики, на благополучие живущих там людей вообще, честно говоря, никто внимания и не обращает, просто наплевательски к этому относятся, никак, а вот на создание плацдарма НАТО на востоке, направленного против России, на взращивание агрессии, ненависти и русофобии денег не жалели и не жалеют.

Сегодня наши солдаты и офицеры, ополченцы Донбасса сражаются, чтобы защитить своих людей. Отстаивают право России на свободное и безопасное развитие как большой многонациональной страны, которая сама принимает решения, сама определяет своё будущее, опирается на свою историю, культуру и традиции и отвергает всяческие попытки навязать извне псевдоценности расчеловечивания и нравственной деградации.

Все задачи специальной военной операции безусловно будут решены. И залогом тому – мужество и героизм наших воинов, консолидация российского общества, чья поддержка даёт силы и уверенность армии и флоту России, глубокое понимание правоты, исторической справедливости нашего дела – строительства и укрепления сильной суверенной державы, России.

Что хочу подчеркнуть? Суверенитет в XXI веке не может быть частичным, фрагментарным. Все его элементы одинаково важны, они усиливают, дополняют друг друга.

Поэтому нам важно не только отстаивать свой политический суверенитет, национальную идентичность, но и укреплять всё то, что определяет экономическую самостоятельность страны, её финансовую, кадровую, технологическую самостоятельность и независимость.

Сама конструкция западных санкций была построена на ложном тезисе, что Россия с точки зрения экономики не суверенна, критически уязвима. Они настолько увлеклись распространением мифов об отсталости России, о слабости её позиций в мировом хозяйстве и торговле, что сами, судя по всему, в это поверили.

Планируя свой экономический блицкриг, они не замечали, попросту игнорировали реальные факты, то, как изменилась наша страна за последние годы.

И такие перемены – результат нашей плановой работы по созданию устойчивой макроэкономической конструкции, по обеспечению продовольственной безопасности, реализации программ импортозамещения, формированию собственной платёжной системы и так далее.

Конечно, санкционные ограничения поставили перед страной много непростых задач. Часть предприятий продолжает испытывать проблемы с комплектующими. Целый ряд технологических решений стали недоступны для наших компаний. Нарушена логистика.

Но, с другой стороны, всё это открывает для нас новые возможности – мы часто говорим об этом, но это действительно так. Всё это является стимулом к построению экономики, обладающей полным, а не частичным технологическим, производственным, кадровым, научным потенциалом и суверенитетом.

Конечно, такую комплексную задачу невозможно решить, что называется, в один момент. Нужно продолжать системную работу, рассчитанную на перспективу. Именно так и действует Россия, реализуя долгосрочные планы развития отраслей экономики, укрепления социальной сферы. И нынешние испытания лишь вносят коррективы и уточнения в эти планы, но не меняют их стратегическую направленность.

И сегодня хотел бы остановиться на ключевых принципах, на основе которых будет развиваться наша страна, наша экономика.

Первый – это открытость. По-настоящему суверенные государства всегда настроены на равноправное партнёрство, на то, чтобы вносить свой вклад в глобальное развитие. И, напротив, тот, кто слаб и зависим, как правило, занят поиском врагов, насаждением ксенофобии либо окончательно теряет свою самобытность, самостоятельность, слепо следуя за сюзереном.

Россия – несмотря на то что наши западные, так скажем, друзья буквально мечтают об этом – никогда не пойдёт по пути самоизоляции и автаркии. Более того, мы расширяем и будем расширять взаимодействие со всеми, кто в этом заинтересован, кто хочет с нами работать. Таких много, не буду перечислять. Это подавляющее большинство людей на земле. Сейчас не буду перечислять все эти страны, все знают об этом. 

Не скажу ничего нового, если напомню, что все, кто хочет продолжать работать и работает с Россией, подвергается неприкрытому давлению со стороны Соединённых Штатов и Европы, порой даже доходит до прямых угроз. Однако такой шантаж мало что значит, когда речь идёт о странах, во главе которых стоят настоящие лидеры, которые чётко понимают, где чужие, а где национальные, собственные интересы, интересы своих народов.

Россия будет наращивать с такими государствами экономическое сотрудничество, продвигать совместные проекты. При этом, конечно же, мы будем взаимодействовать и с западными компаниями, которые, несмотря на беспрецедентное «выкручивание рук», продолжают успешно работать на российском рынке, такие тоже есть.

Прочной, предсказуемой основой для углубления международной кооперации видим развитие удобной и независимой платёжной инфраструктуры в национальных валютах. А чтобы помочь компаниям наших стран наладить логистические, кооперационные связи, формируем развитие транспортных коридоров, увеличиваем пропускную способность железных дорог, перевалочные мощности портов в Арктике, на восточном, южном и других направлениях. В том числе в Азово-Черноморском и Каспийском бассейнах они станут важнейшим участком коридора Север – Юг, который обеспечит устойчивые каналы коммуникаций с Ближним Востоком и Южной Азией. Рассчитываем, что уже в скором времени грузопоток по этому маршруту начнёт уверенно расти.

Но важна не только международная торговля. Россия намерена наращивать научное, технологическое, культурное, гуманитарное и спортивное сотрудничество на принципах равноправия и уважения партнёров. При этом наша страна будет стремиться к ответственному лидерству по всем этим направлениям.

Второй принцип нашего долгосрочного развития – это опора на предпринимательские свободы. Каждая частная инициатива, направленная на пользу России, должна получить максимальную поддержку и пространство для реализации.

Пандемия и текущие события подтвердили, насколько важны гибкость и свобода в экономике. Именно частный бизнес – в жёстких условиях, на фоне попыток любыми способами сдержать наше развитие – доказал, что способен конкурировать на глобальных рынках. Адаптация к быстро меняющимся внешним условиям тоже происходит за счёт частного бизнеса. Необходимо обеспечивать динамичное развитие экономики, конечно, с опорой на частный бизнес.

Мы продолжим снижать административную нагрузку. Так, с 2016 по 2018 год у нас действовал мораторий на плановые проверки малого бизнеса. В дальнейшем он был продлён, в общей сложности до конца 2022 года. В 2020 году этот мораторий охватил и средние компании. Кроме того, почти в четыре раза снизилось количество внеплановых проверок.

Но мы пошли ещё дальше и в марте текущего года отказались от плановых проверок всех предпринимателей, независимо от величины бизнеса, с одним условием: если их деятельность не связана с высоким риском причинения вреда гражданам и окружающей среде. В итоге сейчас количество плановых проверок по сравнению с прошлым годом сократилось в шесть раз.

Почему сейчас говорю об этом так подробно? Дело в том, что после введения мораториев на проверки количество нарушений со стороны предпринимателей – вот такой результат – не выросло, а снизилось, количество нарушений снизилось. Это говорит о зрелости и ответственности российского бизнеса. Его нужно мотивировать, а, конечно, не принуждать к соблюдению норм и требований.

А значит, есть все основания сделать ещё один, кардинальный шаг вперёд: навсегда, на постоянной основе отказаться от проведения большинства проверок всего российского бизнеса, деятельность которого не связана с высокими рисками причинения вреда. Всем уже давно понятно: нет необходимости ходить и проверять всех подряд. Должен работать риск-ориентированный подход. Прошу Правительство определить конкретные параметры такой реформы в ближайшие месяцы.

И здесь – ещё одна очень чувствительная для бизнеса тема, а сегодня это и вопрос нашей национальной безопасности и экономической устойчивости. Чтобы сократить, свести к минимуму разного рода злоупотребления, лазейки для давления на предпринимателей, мы последовательно убираем размытые нормы уголовного законодательства в части так называемых экономических составов.

В марте подписан закон, по которому уголовные дела в отношении предпринимателей по налоговым составам могут возбуждаться только по представлению налоговой службы – и никак иначе. В ближайшее время должен быть принят законопроект о сокращении сроков давности по налоговым преступлениям, а также об отказе в возбуждении уголовных дел после полного погашения налоговой недоимки.

В целом нужно аккуратно, но вместе с тем основательно подойти к декриминализации целого ряда так называемых экономических составов. Например, тех, которые касаются работы без лицензии или аккредитации. Сейчас это очень тонкий вопрос из-за нелегитимного поведения наших западных партнёров, например, которые отказывают в предоставлении таких лицензий.

В подобных случаях наши государственные органы не должны, что называется, собственными руками подводить российский бизнес под статью, притом что реальной вины наших предпринимателей тут нет. Понимаете, о чём речь. Те, кто работают в малом бизнесе, тоже прекрасно это понимают. Лицензия закончилась, партнёры западные не продлевают – ну что им делать? Сворачивать бизнес, что ли? Как бы не так, путь работают. Надо, конечно, под контролем всё держать государства, но не мешать им работать.

Также следует подумать о повышении порога привлечения к ответственности при неуплате таможенных и других обязательных платежей. Кроме того, у нас давно не менялись параметры определения крупного и особо крупного ущерба, несмотря на накопленную инфляцию. Такое несоответствие нормы закона жизненным реалиям, безусловно, нуждается в корректировке. С 2016 года по сегодняшний накоплена инфляция около 50 процентов, а эти параметры не менялись – надо поменять, конечно.

Наконец, необходимо пересмотреть основания для заключения предпринимателей под стражу и для продления сроков предварительного следствия. Не секрет, что очень часто эти нормы применяются там, где нет объективной необходимости.

В результате ещё на этапе следствия предприятия вынуждены приостанавливать свою деятельность или вовсе закрываться. В этом случае – помимо прямых убытков и утраты рыночных позиций, рабочих мест – под ударом оказывается репутация компаний и их руководителей.

Обращаю внимание правоохранительных структур: необходимо покончить с такой практикой. И прошу Правительство совместно с Верховным Судом подготовить соответствующие поправки в закон. Прошу провести эту работу до 1 октября текущего года.

Дополнительно по линии Совета Безопасности дано специальное поручение по анализу ситуаций, когда уголовные дела возбуждаются, но не доводятся до суда. Количество таких случаев за последние годы существенно выросло. Что за этим стоит, всем понятно. Нередко дело заводится без достаточных оснований либо используется для давления на компании или конкретных физических лиц. Осенью отдельно обсудим эту тему и примем дополнительные решения в части законодательства и организации работы правоохранительных органов.

Безусловно, большая роль в создании современной деловой среды принадлежит региональным управленческим командам. На площадке Петербургского форума традиционно отмечаю те субъекты Федерации, которые добились значимого прогресса в Национальном рейтинге инвестиционного климата, который ведёт Агентство стратегических инициатив.

Здесь у нас есть изменения в первой тройке. К Москве и Татарстану, которые продолжают лидировать, в этом году присоединилась Московская область. За год она поднялась с восьмого места в лидеры, в тройку. В лидерах рейтинга также Тульская, Нижегородская, Тюменская, Новгородская, Сахалинская области, Санкт-Петербург и Башкортостан.

Отдельно хотел бы отметить регионы с наибольшим прогрессом: это Курганская область – рост на 36 позиций, Пермский и Алтайский край – рост на 26 позиций, Ингушетия – на 24 позиции, и Ивановская область, которая поднялась на 17 позиций.

Я хочу поблагодарить и поздравить наших коллег в регионах за эту работу.

И конечно, в зоне особого внимания федерального Правительства, региональных, муниципальных команд должна быть поддержка деловых инициатив граждан в малых городах и отдельных населённых пунктах, отдалённых районах. Такие примеры успеха у нас тоже есть. В том числе речь идёт о создании востребованного программного обеспечения, о продаже экологически чистых продуктов, товаров собственного производства по всей стране через отечественные интернет-площадки.

Важно создавать здесь новые возможности, внедрять современные форматы торговли, включая электронные площадки, как я уже сказал, снижать логистические, транспортные и другие издержки, в том числе используя модернизированные отделения «Почты России».

Нужно также помочь сотрудникам небольших компаний, самозанятым гражданам, начинающим предпринимателям с получением дополнительных навыков и компетенций. Соответствующие меры, нацеленные именно на небольшие города, сельскую местность, отдалённые районы и территории, прошу включить специальной строкой в национальный проект по развитию малого и среднего предпринимательства.

Хотел бы сегодня обратиться и к нашим руководителям, собственникам крупных компаний – крупным нашим предпринимателям, управленцам.

Уважаемые коллеги, друзья!

Настоящий, прочный успех, чувство достоинства и самоуважения приходят только тогда, когда ты связываешь своё будущее, будущее своих детей со своей Родиной. Мы со многими поддерживаем отношения в течение длительного времени, и я знаю настроения многих наших руководителей компаний и собственников. От вас слышал много раз, что бизнес – это гораздо больше, чем извлечение прибыли, так оно и есть, а изменение жизни вокруг, вклад в развитие родного города, региона, страны в целом – чрезвычайно важная вещь для самореализации, служение людям и обществу ничем не заменишь. В этом и весь смысл жизни, весь смысл работы заключается.

Последние события только подтвердили то, о чём постоянно говорил ранее: дома надёжнее. Те, кто не захотел услышать этот очевидный посыл, потеряли на Западе сотни миллионов, если не миллиарды долларов, – вот таким оказалось якобы тихое убежище для капиталов.

Ещё раз хочу сказать коллегам, в том числе тем, кто находится и в зале, и тем, кого нет сегодня здесь: не наступайте, пожалуйста, на старые грабли. Наша страна обладает гигантским потенциалом, и задач, требующих приложения сил, непочатый край. Инвестируйте здесь, вкладывайте в создание новых предприятий и рабочих мест, в развитие туристической инфраструктуры, поддерживайте школы, университеты, здравоохранение и социальную сферу, культуру и спорт. Я знаю, что многие так и делают, я знаю – просто хочу ещё раз это подчеркнуть.

Именно так высоко понимали свою миссию Бахрушины и Морозовы, Щукины и Рябушинские, Акчурины и Галеевы, Апанаевы и Мациевы, Мамонтов, Третьяков, Арсанов, Дадашев, Гаджиев. Многие русские, татарские, бурятские, чеченские, дагестанские, якутские, осетинские, еврейские, армянские и другие купеческие и предпринимательские семьи, которые и прямых наследников не обидели, и навсегда вписали своё имя в историю нашей страны.

Кстати говоря, что хотел бы ещё подчеркнуть. Для наследников, возможных наследников капитала ещё неизвестно, что важнее: доставшиеся им деньги, имущество или доброе имя и заслуги их предков перед страной. Это уже точно никто не промотает, извините за моветон, никто не пропьёт.

А то, что останется с будущими поколениями наследников, – доброе имя навсегда останется с ними. И это уже точно пойдёт с ними по жизни, из поколения в поколение, будет им помогать, поддерживать по жизни, делать их сильнее, чем даже деньги, которые им могут достаться в наследство, или имущество.

Уважаемые коллеги!

Третий принцип нашего долгосрочного развития – это ответственная и сбалансированная макроэкономическая политика. Во многом именно такая линия позволила нам выдержать беспрецедентное санкционное давление. Но повторю, для нас эта политика важна не только для ответа на текущие вызовы, но и в долгосрочной перспективе. Мы не будем повторять печальный опыт западных коллег, которые раскручивали инфляционную спираль и разбалансировали свои финансы.

Наша цель – уверенное развитие экономики на годы вперёд, снижение инфляционного бремени на граждан и бизнес, достижение в средне- и долгосрочной перспективе целевого уровня инфляции в четыре процента. Я с инфляции почти начал и сейчас хотел об этом сказать: четыре процента – у нас такая цель остаётся.

Уже поручил Правительству подготовить предложения по новым бюджетным правилам. Они должны обеспечить предсказуемость бюджетной политики, создать условия для максимального использования внешнеэкономической конъюнктуры. Всё это нужно, чтобы укрепить фундамент экономического роста, решать инфраструктурные и технологические задачи, что является базой для повышения благополучия граждан.

Да, некоторые мировые резервные валюты сейчас занимаются самоубийством, это очевидно, в любом случае суицидальные настроения у них налицо. Конечно, «стерилизовать» нашу денежную массу с их помощью сегодня бессмысленно. Но главный принцип – тратить, исходя из понимания того, сколько заработали, остаётся, и его никто не отменял. Мы это понимаем.

Четвёртый принцип нашего развития – это социальная справедливость. У роста экономики и деловой инициативы, индустриальных возможностей и научно-технологического потенциала страны должно быть мощное социальное воплощение. Такое развитие должно вести к сокращению неравенства, а не к его усугублению, как это происходит в некоторых других странах. Да и мы, честно сказать, тоже не являемся чемпионами по решению этих задач, у нас здесь много вопросов и проблем остаётся.

Снижение бедности и неравенства – это спрос на отечественную продукцию, причём по всей территории страны, а значит, и сокращение разрыва в потенциале регионов, создание новых рабочих мест именно там, где они нужнее всего, в целом определяющее условие для дальнейшего экономического развития.

Подчеркну: позитивная динамика реальных доходов граждан, снижение уровня бедности является главным показателем эффективности работы органов власти и государства в целом. Причём ощутимых результатов здесь, несмотря на все объективные трудности, необходимо добиваться уже в текущем году, и такая задача перед Правительством поставлена.

Повторю, мы адресно поддерживаем наиболее уязвимые группы граждан: пенсионеров, семьи с детьми, а также тех, кто находится в трудной жизненной ситуации.

Ежегодно увеличиваются пенсии темпами выше инфляции. В текущем году они были повышены дважды, в том числе с 1 июня на дополнительные десять процентов.

Одновременно с пенсиями на десять процентов повышен минимальный размер оплаты труда, а также прожиточный минимум, на который завязаны многие другие социальные пособия и выплаты, они, соответственно, тоже должны вырасти, что напрямую затрагивает доходы около 15 миллионов человек.

За последние годы мы выстроили целостную систему поддержки нуждающихся семей с детьми. Помощь от государства можно получить женщине начиная с ранних сроков беременности и до достижения ребёнком 17 лет.

Благополучие людей, их достаток – важнейший фактор демографического развития, и здесь с учётом наложившихся негативных демографических волн ситуация крайне сложная. В апреле в России родилось менее ста тысяч детей, это почти на 13 процентов меньше, чем в апреле 2020 года.

Прошу Правительство постоянно держать на контроле разработку дополнительных мер поддержки семей с детьми. Они должны носить кардинальный характер, соразмерный масштабу чрезвычайного демографического вызова, с которым мы сталкиваемся.

Будущее России – это семья с двумя, тремя и большим числом детей. Поэтому речь должна идти не только о прямой финансовой поддержке – нам нужно нацелить, настроить на запросы семей с детьми систему здравоохранения, образования, все сферы, определяющие качество жизни людей.

На решение такой задачи в том числе направлена национальная социальная инициатива, которую региональные команды и АСИ реализуют вместе. Осенью оценим результаты такой работы, подведём итоги рейтинга качества жизни в регионах, чтобы максимально широко по всей стране использовать лучшие опыты и практики.

Ещё один, пятый, принцип, на котором Россия выстраивает свою экономическую политику, – это опережающее развитие инфраструктуры.

Мы уже увеличили прямые бюджетные расходы на укрепление транспортных артерий. В следующем году стартует масштабный план по строительству и ремонту опорной сети федеральных и региональных автодорог. За пять лет не менее 85 процентов её протяжённости должно быть приведено в нормативное состояние.

Активно используется такой новый инструмент, как инфраструктурные бюджетные кредиты. Они выдаются на 15 лет по ставке три процента. Уже говорил, что спрос на них оказался гораздо выше, чем мы изначально планировали. У регионов много проработанных, перспективных проектов – нельзя откладывать их запуск. Мы ещё подумаем, что с этой мерой поддержки делать. Вчера вечером ещё дискутировали на этот счёт. Во всяком случае, сейчас только констатирую, что этот инструмент работает надёжно.

Отдельный вопрос – модернизация жилищно-коммунального хозяйства. Здесь накопилось много проблем. Отрасль хронически недоинвестирована – по оценкам, на 4,5 триллиона рублей. Свыше 40 процентов сетей подлежит замене. Отсюда низкая эффективность и большие потери. При этом ежегодно ветшает, приходит в негодность порядка трёх процентов сетей, а заменяются на новые не более двух процентов, то есть проблема из года в год усугубляется.

Предлагаю консолидировать ресурсы и запустить комплексную программу модернизации ЖКХ, синхронизировать её с другими планами инфраструктурного развития, а также капитального ремонта жилого фонда. Задача – кардинально изменить ситуацию, последовательно снижать долю устаревших сетей, так же как мы это делаем, расселяя аварийное жильё и ремонтируя дороги. Подробно обсудим вопросы ЖКХ и развития строительного комплекса с губернаторами на заседании Президиума Госсовета на следующей неделе.

Кроме того, отдельно предлагаю нарастить объём ресурсов на проекты по созданию комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях. У нас хорошо эта программа работает. Предлагаю направить на эти цели ещё по десять миллиардов рублей ежегодно в 2023–2024 годах.

Дополнительные средства выделим на обновление городов Дальнего Востока. Прошу Правительство в рамках программ инфраструктурных бюджетных кредитов и модернизации ЖКХ, а также других программ развития предусмотреть на эти цели специальные лимиты.

Безусловным приоритетом для нас является комплексное обустройство и развитие сельских территорий. Люди, которые работают на селе, кормят страну, а как сейчас видно, и значительную часть мира, должны жить в комфортных, достойных условиях. В этой связи прошу Правительство выделить дополнительные средства на профильную программу. Финансовым источником здесь могут стать экспортные пошлины от продажи продукции сельского хозяйства. Это постоянный источник. Конечно, он может колебаться, но зато будет постоянно действующим.

При этом отдельно предлагаю расширить программы реконструкции и модернизации сельских домов культуры, а также региональных и муниципальных театров и музеев, выделив на эти цели по шесть миллиардов рублей в 2023 и 2024 годах.

Исключительно востребованная, важная для людей задача – то, что я сейчас сказал в области культуры. Приведу совсем недавний пример: в ходе награждения медалями Героя Труда один из награждённых из Якутии – Владимир Африканович Михайлов, в закрытой части прямо попросил помочь со строительством дома культуры в его родном селе. Конечно, мы это обязательно сделаем. Но то, что люди говорят об этом на всех уровнях, говорит о том, что это в высшей степени востребовано.

Сделаю также небольшое отступление, которое уместно сейчас, с началом лета – традиционной поры отпусков у нас, в России.

С каждым годом всё больше туристов стремится посетить красивейшие природные места нашей страны: национальные парки, заказники, заповедники. По оценке, в текущем году такой турпоток превысит 12 миллионов человек. Важно, чтобы и государственные органы, и бизнес, и туристы знали, что допустимо, а что нельзя делать на этих территориях, где можно возводить туристические объекты, а где это категорически запрещено, где это создаёт риски для уникальных и ранимых экосистем.

В Государственной Думе уже рассматривается законопроект, который призван отрегулировать организацию туризма на особо охраняемых территориях, создать цивилизованную основу для такой деятельности.

В этой связи хотел бы обратить внимание вот на что: все принимаемые здесь решения должны быть просчитанными и взвешенными, надо подойти к этому серьёзно.

Особо отмечу задачу по сбережению и сохранению Байкала. В частности, на это нацелен уникальный проект комплексного развития города Байкальска, который должен стать эталоном рачительного, эколого-ориентированного хозяйствования.

Задача не только ликвидировать накопленный вред природе от деятельности Байкальского ЦБК, но и вывести город на принципиально иной уровень жизни, сделать его визитной карточкой российского экологического туризма. Проект должен быть реализован с привлечением самых передовых технологий, экологически чистых источников энергии.

В целом будем развивать чистые технологии, чтобы добиваться поставленных целей по экологической модернизации предприятий, снижать вредные выбросы в атмосферу, особенно в крупных индустриальных центрах. Мы также продолжим работу в рамках проектов экономики замкнутого цикла, «зелёных» проектов и сохранения климата, о чём подробно говорил здесь, на площадке форума, ещё в прошлом году.

В этой связи шестой, на мой взгляд, сквозной, объединяющий нашу работу принцип развития – это достижение настоящего технологического суверенитета, создание целостной системы экономического развития, которая по критически важным составляющим не зависит от иностранных институтов. Нам нужно выстраивать все сферы жизни на качественно новом технологическом уровне и при этом быть не просто пользователями чужих решений, а иметь технологические ключи к созданию товаров и услуг следующих поколений.

В последние годы мы много внимания уделяли импортозамещению, добились успехов по целому ряду направлений: в АПК, в производстве лекарств, медицинского оборудования, в оборонно-промышленном комплексе, в ряде других областей.

Но, и хотел бы это подчеркнуть, у нас много дискуссий в обществе на этот счёт, импортозамещение – это не панацея, не кардинальное решение. Если мы будем лишь повторять других, пытаться заменить, пусть и самыми качественными копиями, чужие товары, то рискуем оказаться в позиции постоянно догоняющих, а надо быть на шаг впереди, создавать собственные конкурентные технологии, товары и сервисы, которые способны стать новыми мировыми стандартами.

Напомню в этой связи, что Сергей Павлович Королёв не пошёл по пути копирования и частичного улучшения трофейной ракетной техники, а смотрел в будущее и предложил уникальную пакетную схему для создания ракеты Р-7, открыл человечеству дорогу в космос, по факту задал стандарт для всего мира, причём на десятилетия вперёд.

Именно так, на опережение работали в своё время основатели многих советских научных программ, и сейчас, опираясь на такие заделы, наши конструкторы достойно идут вперёд. Благодаря им Россия обладает гиперзвуковым оружием, аналогов которому до сих пор нет ни в одной стране мира. «Росатом» удерживает лидирующие позиции в атомных технологиях и развивает атомный ледокольный флот. Многие российские решения по искусственному интеллекту и обработке больших данных являются лучшими в мире.

Повторю, технологическое развитие – это сквозное направление, которое определит не только текущее десятилетие, но и весь XXI век. Подробно, в деталях обсудим тему построения новой технологической экономики – техноэкономики – на ближайшем Совете по стратегическому развитию. Здесь много тем для дискуссий, а главное – для принятия управленческих решений. Имею в виду развитие инженерного образования и трансферт научных разработок в реальную экономику, обеспечение финансовыми ресурсами быстрорастущих, высокотехнологичных компаний. Обсудим также развитие сквозных технологий и ход работы проектов цифровой трансформации отдельных отраслей.

Подчеркну, производить всё и вся, конечно же, невозможно, да и не нужно. Однако нам необходимо обладать всеми критически важными технологиями, чтобы при необходимости в короткие сроки наладить собственное производство любой продукции. Именно так мы поступали, когда быстро обеспечили выпуск вакцин от коронавируса, а сейчас развернули производство многих других видов продукции и услуг.

Например, после ухода с российского рынка недобросовестных партнёров «КамАЗа» их нишу теперь занимают отечественные компании. Причём речь идёт о поставках комплектующих не только для традиционных моделей завода, но и для перспективных серий – магистральных, транспортных и тяжёлых автомобилей.

Отмечу и платёжную систему карты «Мир», которая успешно заменила на внутреннем рынке компании Visa и MasterCard, а теперь расширяет свою географию, шаг за шагом получает международное признание.

Другой пример – Петербургский тракторный завод. Его бывший зарубежный партнёр отказался продавать двигатели и проводить их гарантийное обслуживание. Выручили кто? Моторостроители Ярославля и Тутаева: наладили поставку своих двигателей. В итоге производство сельхозмашин на Петербургском тракторном заводе в марте – апреле текущего года стало рекордным для предприятия – не снизилось, а стало рекордным, увеличилось.

Таких позитивных практик, историй успеха, уверен, будет становиться всё больше.

Повторяю, Россия обладает кадровыми, научными, технологическими заделами для освоения продукции, которая сейчас особенно востребована, включая бытовую и строительную технику, промышленное и сервисное оборудование.

Задача сегодняшнего дня в том, чтобы нарастить мощности, в сжатые сроки наладить необходимые линии. И один из ключевых вопросов – это комфортные условия для работы предприятий, а также наличие подготовленных производственных площадок.

Прошу Правительство к осени представить ключевые параметры нового режима работы промышленных кластеров. Что здесь важно?

Первое – финансирование. Проекты, запускаемые в таких кластерах, должны получить долгосрочный доступный кредитный ресурс сроком до десяти лет и по ставке не более семи процентов годовых в рублях. Проговорили все эти вопросы, в том числе и с нашим экономическим блоком. Все согласны, будем делать.

Второе – налогообложение. В кластерах нужно обеспечить низкий уровень условно постоянных налогов, в том числе страховых взносов.

Третье – это поддержка производства на стартовой, ранней стадии, формирование пакета заказов, в том числе предоставление субсидий на покупку готовой продукции таких предприятий. Вопрос непростой, но думаю, что субсидии потребуются. Они нужны для того, чтобы рынок обеспечить. Надо это просто проработать спокойно.

Четвёртое – упрощённое администрирование, включая минимум либо полное отсутствие проверок, а также работа предприятий в режиме комфортного и необременительного налогового и таможенного мониторинга.

Пятое и, возможно, самое важное – необходимо создать механизмы гарантированного долгосрочного спроса на новую инновационную продукцию, которая только выходит на рынок. Обращаю внимание Правительства: такой льготный режим и соответствующие промышленные кластеры должны заработать уже с 1 января 2023 года.

Что в этой связи хочу сказать. И новые, и уже действующие точки индустриального роста должны притягивать к себе малый бизнес, вовлекать его в свою орбиту. При этом для предпринимателя, для небольших организаций важно видеть горизонт, понимать перспективы.

В связи с этим, конечно, прошу Правительство совместно с корпорацией МСП [Федеральной корпорацией по развитию малого и среднего предпринимательства] и нашими крупнейшими компаниями запустить инструмент долгосрочных договоров компаний с госучастием с субъектами малого и среднего предпринимательства. Таким образом, на годы вперёд будет гарантирован спрос на продукцию таких предприятий, при этом поставщики смогут уверенно брать на себя обязательство создать новое или расширить действующее производство под этот заказ.

Добавлю, что мы уже серьёзно сократили сроки строительства промышленных объектов, убрали лишние обременительные процедуры, но здесь есть ещё большие резервы, есть над чем работать, есть куда двигаться. Так, создание производственных корпусов с нуля всё ещё требует от полутора до трёх лет, при этом приобретение готовых площадей сдерживают пока ещё высокие ставки по кредитам.

В этой связи – чтобы отечественный бизнес мог быстро развернуть выпуск необходимой продукции – предлагаю запустить принципиально новый инструмент: промышленную ипотеку. Речь идёт о льготных долгосрочных кредитах по ставке пять процентов годовых. Право на такие кредиты получат предприятия, которые планируют купить готовые площади для производства. Прошу Правительство не затягивая отработать все детали с банковским сектором России, чтобы уже в ближайшее время промышленная ипотека заработала в полном объёме.

Уважаемые друзья!

Скорость и масштаб изменений в глобальной экономике, финансах, в международных отношениях нарастает. Всё более отчётливым становится отказ от глобализации в пользу многополярной модели роста. Безусловно, формирование, рождение нового миропорядка – это трудный процесс. Мы ещё столкнёмся со многими вызовами, и с рисками, и с факторами, которые сегодня даже трудно предсказать и предугадать.

Но очевидно, что правила содержания нового миропорядка будут задавать именно сильные, суверенные государства – кто не двигается по уже намеченной кем-то траектории. Только сильные государства и суверенные могут сказать своё слово в этом миропорядке, нарождающемся вновь, или обречены на то, чтобы стать или остаться бесправной колонией.

Необходимо стремиться идти вперёд, меняться, чувствовать дыхание времени и проявлять для этого национальную волю и решимость. Россия входит в наступающую эпоху мощной суверенной страной. Мы обязательно используем новые колоссальные возможности, которые открывает перед нами время, и станем ещё сильнее.

Благодарю вас за внимание.

М.Симоньян: Спасибо, Владимир Владимирович!

Очень хочется сказать, что в таком исчерпывающем выступлении, исчерпывающем анализе нам больше не осталось о чём поговорить, потому что Вы ответили на все вопросы. Но вопросы всё равно остаются, и мы к ним обязательно приступим.

А сейчас я попрошу Касым-Жомарта Кемелевича [Токаева] пройти к этому пюпитру и поделиться с нами своим видением процессов, происходящих в Вашей стране, в нашей стране, в отношениях наших стран и в мире.

Спасибо.

К.-Ж.Токаев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые участники форума!

Поздравляю всех со столь значимым событием – проведением юбилейного, 25-го Петербургского международного экономического форума. Благодарю Владимира Владимировича за приглашение, тёплый, радушный приём в культурной столице России.

За четверть века Петербургский форум заслуженно обрёл статус авторитетной экспертной платформы и занял достойное место среди других мировых дискуссионных площадок.

Наша встреча проходит в особой ситуации – повышенной политической и экономической турбулентности. Глобальные потрясения, связанные с пандемией и нарастанием геополитической напряжённости, привели к новой реальности. На смену глобализации пришла эпоха регионализации со всеми её достоинствами и врождёнными недостатками. Как бы то ни было, ускоряется процесс переформатирования традиционных экономических моделей и торговых маршрутов.

Мир стремительно меняется, к сожалению, в большинстве случаев не в лучшую сторону. Инфляция во многих странах бьёт десятилетние рекорды, замедляются темпы роста мировой экономики, обостряется конкуренция за инвестиции и ресурсы.

Сдерживающими факторами экономического роста стали изменения климата, увеличение миграционных потоков, ускорение технологических изменений. Все эти процессы не проходят мимо нашего внимания.

Говоря о новой реальности, важно иметь в виду стремительно меняющуюся структуру мирового порядка, смену, казалось бы, устойчивых векторов взаимодействия по линии Восток – Запад, Север – Юг. Странам нашего региона важно не просто найти правильные ответы на все эти вызовы, но и постараться извлечь из них максимальную пользу. Поэтому нам предстоит последовательно реализовывать весь потенциал сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза. Актуальная задача – сопряжение евразийской интеграции с китайской концепцией «Один пояс, один путь».

Как вам известно, в Казахстане сейчас осуществляются масштабные политические и экономические реформы. Они направлены на перезагрузку государственного управления и строительство справедливого, нового Казахстана. Наши усилия ориентированы на то, чтобы рост экономики пропорционально влиял на повышение благосостояния граждан. Мы нацелены на устойчивое развитие торгово-экономических связей, открытие новых производств, создание условий для роста человеческого капитала и внедрение инвестиций.

В рамках масштабной модернизации страны идёт выстраивание новых правил игры в экономике без очевидных монополий и вопиющей коррупции. Нашей первоочередной задачей является поддержка предпринимательства и улучшение бизнес-климата с целью максимальной защиты прав инвесторов, стабильности и предсказуемости. Мы будем в полном объёме выполнять все свои обязательства перед нашими традиционными партнёрами. Казахстан продолжит курс на построение инклюзивного, справедливого общества, устранение социального неравенства.

На мой взгляд, для устойчивого развития всех стран региона необходимо определить новые горизонты сотрудничества и сформировать будущие точки роста наших экономик. Наряду с этим следует всегда помнить о важнейшей задаче – обеспечении международной и региональной безопасности.

Поэтому далее я хотел бы обратить ваше внимание на следующие моменты.

Первое, как я уже сказал, укрепление потенциала Евразийского экономического союза. Эта задача остаётся актуальной для нас. Совокупный объём экономик всех государств союза составляет сейчас более двух триллионов долларов – это огромный рынок со свободным движением товаров, капиталов, услуг и рабочей силы, во всяком случае, так должно быть.

Несмотря на пандемию и геополитические потрясения, сотрудничество в рамках союза продолжает последовательно укрепляться. Объём взаимной торговли в прошлом году достиг максимума за весь период функционирования союза и составил порядка 73 миллиардов долларов, что на треть больше показателя предыдущего года.

В рамках этого объединения ключевым торгово-экономическим партнёром для Казахстана была и остаётся Россия. В прошлом году взаимный товарооборот двух стран вырос почти на треть и достиг более 24 миллиардов долларов. Это рекордные для нас цифры. В текущем году положительная динамика сохраняется. За I квартал этого года объём товарооборота вырос более чем на 12 процентов.

На мой взгляд, было бы уместно и полезно заняться разработкой новой торговой стратегии в рамках Евразийского экономического союза с учётом новой реальности. Вместо контрсанкций, которые, честно говоря, вряд ли будут продуктивными, следовало бы проводить более активную, я бы сказал, проактивную и гибкую торговую политику с широким охватом рынков Азии и Ближнего Востока. Казахстан здесь мог бы сыграть полезную роль некоего буферного рынка.

В целом конечный успех евразийской интеграции во многом, если не в значительной степени, зависит именно от эффективности нашей общей торговой стратегии. Казахстан и Россия могут вывести на качественно новый уровень промышленную кооперацию.

У нас есть специальный план, программа промышленной кооперации в новых условиях. Инвесторам из России будут предоставляться промышленные площадки с соответствующей инфраструктурой и создаваться благоприятный инвестиционный климат. В принципе это уже делается.

Особую актуальность в текущих реалиях приобретает полноценная реализация сельскохозяйственного потенциала наших стран. Согласно данным ФАО [Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединённых Наций], по обеспеченности сельскохозяйственными землями Россия и Казахстан занимают лидирующие позиции в мировом масштабе. Данный факт приобретает особую актуальность в свете ухудшения глобальной продовольственной безопасности. По данным Организации Объединённых Наций, в этом году количество голодающих вырастет с 270 до 323 миллионов человек.

Снабжение населения качественными, безопасными продуктами питания остаётся первостепенной задачей и фактором поддержания и внутренней стабильности.

Для создания надёжной продовольственной системы важно внедрять инновационные решения и передовые технологии, сокращать продовольственные потери.

Подходы к обеспечению продовольственной безопасности следовало бы разрабатывать как на национальных уровнях, так и в рамках региональных объединений, включая, конечно же, Евразийский экономический союз, с учётом потребностей интересов всех государственных участников. Без согласованной работы трудно рассчитывать на достижение поставленных целей в этой крайне важной сфере.

Другими словами, борьба с запредельной инфляцией, дефицитом продовольствия – это наша общая задача. Сейчас и в обозримом будущем для нас нет более актуальной цели, ибо она напрямую касается благополучия наших граждан. Потенциал наших стран позволяет стабильно и полностью обеспечивать наши рынки необходимыми продовольственными товарами, о чём сегодня убедительно сказал Президент России.

Второе. Считаю важным продолжить процесс расширения торгово-экономического сотрудничества с третьими странами. Казахстан, будучи активным участником интеграционных процессов, неизменно выступает в пользу взаимовыгодного сотрудничества с другими международными организациями.

На полях Петербургского форума, как я знаю, заинтересованно обсуждается тема формирования Большого евразийского партнёрства, это инициатива Российской Федерации. Предполагается, что данная концепция будет сориентирована в том числе на создание общего пространства, равноправного сотрудничества региональных организаций. Поэтому Казахстан сохраняет положительное отношение к процессу создания Большого евразийского партнёрства.

В текущем году Казахстан председательствует в Содружестве Независимых Государств. Его успешный опыт, многолетнее функционирование в сложных геополитических условиях со всей очевидностью доказывает эффективность инструментов многостороннего диалога.

Полагаю, что СНГ может стать наиболее подходящей базой для реализации такого мегапроекта – я имею в виду Большую Евразию, или Большое евразийское партнёрство. При этом ШОС, АСЕАН, Евразийский экономический союз могли бы стать неотъемлемой частью Большого евразийского пространства.

В предстоящее десятилетие такие традиционно дружественные страны, как Китай, Индия, государства Ближнего Востока, Южной, Юго-Восточной Азии, могут стать крупными инвесторами в экономики нашего региона.

Китай уже стал основным экономическим и внешнеторговым партнёром Казахстана. Эта страна инвестировала в нашу экономику за последние 15 лет более 22 миллиардов долларов. Поэтому углубление многостороннего сотрудничества с Китаем для нашей страны является очень важной задачей.

Актуальными представляются не только политические моменты, но и, конечно же, экономические аспекты. Предстоит, на мой взгляд, усилить прямые связи между бизнес-структурами, выстроить новые транспортно-логистические коридоры. Сейчас, встречаясь с российскими представителями, представителями других заинтересованных государств, мы уделяем первостепенное внимание обсуждению именно этих вопросов.

Перспективными выглядят совместные усилия по созданию пула прорывных инновационно-технологических проектов, непрерывных транспортно-логистических цепочек, в конечном счёте формированию новых возможностей для роста экономики наших стран.

Третье. Казахстан неизменно выступает в поддержку международных усилий по борьбе с изменением климата. Мы планируем последовательно расширять возможности для роста «зелёных» инвестиций и реализации соответствующих проектов. Экологические проблемы имеют глобальный характер и затронули практически все страны мира, в том числе и Казахстан.

В прошлом году из-за небольшого количества осадков и мелководья на реках многие наши фермеры серьёзно пострадали от засухи, в критическом состоянии находится трансграничная река Урал – на нашей территории она называется Жайык.

Считаю, что подобные долгосрочные вызовы устойчивому развитию наших государств следует решать сообща. Думаю, что нам стоит серьёзно рассмотреть перспективы внедрения принципов экономики замкнутого цикла, так называемой циркулярной экономики. Мы работаем над уменьшением энергоёмкости валового внутреннего продукта, расширением сектора возобновляемой энергетики и снижением транзитных потерь в данной отрасли.

Схожесть экономик, промышленные инфраструктурные связи двух стран, да и сама география диктуют необходимость совместных усилий и в этой стратегически важной сфере. Надеюсь, что сообща мы сможем выработать действенные подходы и конкретные меры для существенного прогресса в данном направлении.

Четвёртое, надёжный источник экономического роста. Конечно же, это качественный человеческий капитал и конструктивный межкультурный диалог. В рамках провозглашённого Организацией Объединённых Наций Международного десятилетия сближения культур мы продолжим политику по сохранению культурного многообразия нашей страны и продвижению межцивилизационного диалога на международном уровне.

В сентябре этого года в нашей столице состоится очередной съезд лидеров мировых и традиционных религий. Мы приветствуем участие в работе данного форума религиозных деятелей из России, практически все они подтвердили своё участие.

В Казахстане активно осуществляется переформатирование системы высшего образования с участием ведущих зарубежных университетов, включая российские. Углубление международных академических связей имеет особое значение с точки зрения укрепления традиций казахстанско-российского сотрудничества.

Уверен, успешная реализация ряда совместных образовательных, культурных инициатив позволит внести значительный вклад в поступательное экономическое развитие наших стран.

Уважаемые участники форума!

Казахстан исходит из твёрдого понимания, что Евразия – это наш общий дом, и государства нашего континента должны тесно взаимодействовать в едином сообществе. Мы убеждены, что построение мирной, стабильной и экономически сильной Евразии станет мощным фактором устойчивого развития и инклюзивного роста в глобальном масштабе.

Уверен, что столь авторитетная дискуссионная площадка, которая объединяет экспертов очень высокого класса, обладает большим потенциалом для поиска продуктивных идей, направленных на нормализацию международной ситуации и возвращение мировой экономики к позитивной динамике.

Благодарю вас за внимание.

М.Симоньян: Спасибо большое, Касым-Жомарт Кемелевич.

Евразия действительно наш общий дом. Очень хочется, чтобы этот дом был безопасным и процветающим с божьей помощью и общими усилиями.

А сейчас мы обратимся к Африке. У нас есть видеообращение от президента Египта Абдельфаттаха Сиси. Пожалуйста, можно на экраны его запустить? Спасибо.

А.Сиси (как переведено): Именем Аллаха, Милостивого и Милосердного!

Господин Президент Российской Федерации Владимир Путин! Дамы и господа! Уважаемые участники форума!

Прежде всего разрешите мне поздравить его высокопревосходительство Президента Путина по случаю проведения юбилейного форума, который со времени проведения его первой сессии в 1997 году стал важной площадкой взаимодействия делового сообщества и выдающимся экономическим событием, в ходе которого обсуждаются основные экономические проблемы, стоящие перед развивающимися рынками и перед всем остальным миром.

Дамы и господа!

Арабская Республика Египет участвует в юбилейном, XXV форуме в качестве страны-гостя, что говорит об особом уровне российско-египетских экономических отношений, сложившихся в течение последних лет.

В этом году форум проходит в условиях беспрецедентных политических и экономических вызовов, имеющих стратегический характер. Надеемся, что результаты форума позволят содействовать поиску эффективных решений существующих проблем и уменьшат негативное влияние и отрицательные последствия мирового экономического кризиса, охватившего многие страны мира, в первую очередь экономики развивающихся стран. При этом необходимо учитывать опасения и интересы всех стран, что будет отвечать требованиям обеспечения безопасности и благополучия народов и содействовать достижению долгосрочного взаимопонимания по политическим вопросам.

Всё это создаст благоприятные условия для мирового экономического роста, что важно в постковидный период, учитывая то, что пандемия привела к многочисленным жертвам и затрате огромных средств и ресурсов, заставившей нас приложить максимум усилий, чтобы избежать замедления экономического развития.

Дамы и господа!

Позвольте воспользоваться предоставленной мне возможностью и подчеркнуть, что Египет гордится историческими отношениями прочной дружбы с Российской Федерацией и конкретными результатами развития этих отношений в течение последних лет в различных жизненно важных секторах экономики в интересах роста благосостояния наших народов.

В последние годы Арабская Республика Египет и Российская Федерация участвовали в осуществлении крупных амбициозных проектов, что отвечает стремлению наших народов добиваться дальнейшего экономического прогресса.

Возможно, самым главным из этих проектов является строительство атомной электростанции «Эль-Дабаа», что является реализацией государственной стратегии Египта в области осуществления национальных проектов с использованием новых возобновляемых источников энергии.

К таким проектам можно отнести также создание российской промышленной зоны в рамках экономической зоны Суэцкого канала. Этот проект призван стать важным показателем промышленного роста на Африканском континенте.

Ещё одним примером сотрудничества наших стран является развитие египетской железнодорожной сети и другие совместные проекты, отвечающие интересам обеих наших стран.

Дамы и господа!

Ни для кого не секрет, что исключительно важные события, происходившие в Египте в течение последнего десятилетия, оказали существенное воздействие на общее экономическое положение в нашей стране. Египетский народ вышел из кризисной ситуации благодаря формулированию чёткой концепции развития, основу которой составили инвестиции, прежде всего в человеческий капитал, то есть в рядовых египтян, что было призвано способствовать развитию их творческих возможностей.

На этой основе в Египте была разработана Концепция-2030: речь идёт о долгосрочной государственной стратегии по осуществлению принципов и задач устойчивого социально-экономического развития и охраны окружающей среды.

На основании этой концепции египетское правительство приступило к модернизации правовой базы с целью привлечения иностранных инвестиций в экономику страны. В результате Египет занял первое место среди африканских стран, которые получают иностранные инвестиции. Египет также стал одной из немногих стран мира, способных достичь внушительных темпов роста в 3,3 процента в 2021 году, несмотря на отрицательное влияние пандемии коронавируса на мировую экономику. В настоящее время мы прогнозируем рост национальной экономики в размере 5,5 процента в текущем финансовом году. Кроме этого ненефтяной экспорт страны вырос до 32 миллиардов долларов.

Египет также достиг определённых успехов в осуществлении стратегии, направленной на рост внутреннего потенциала и осуществление гигантских сельскохозяйственных проектов, в том числе путём расширения сельскохозяйственных площадей на два миллиона федданов.

Кроме этого в стране осуществляются масштабные проекты в области транспорта и коммуникаций, строятся тысячи километров новых дорог, развивается транспортная система страны. Среди новых проектов в этой области проект скоростного поезда, который соединяет побережье Красного и Средиземного морей. Этот проект призван расширить международные торговые пути.

К этому можно добавить также ряд гигантских промышленных проектов, а также многие проекты в области «зелёной» энергетики, которые осуществляются в Египте в последнее время ускоренными темпами.

Несмотря на вышеупомянутые шаги, мы недавно столкнулись с экономическим кризисом, спровоцированным пандемией коронавируса, последствия которого весь мир постепенно преодолевает. Но в то же время разразился ещё один экономический кризис, что отрицательно повлияло на темпы роста и бюджеты ряда стран. В результате выросли цены на топливо, также снизился курс национальной валюты по отношению к твёрдой валюте, были нарушены цепочки снабжения, начался продовольственный кризис, перебои в работе гражданской авиации и других областей египетской экономики, и прежде всего туризма и страхового дела.

Противодействие этому кризису, охватившему весь мир, требует совместных действий международного сообщества, координации и сотрудничества стран с целью нормализации ситуации. Особенно это касается морского судоходства, восстановления цепочек поставок продовольствия, зерновых, масличных культур.

Необходимо также успокоить и стабилизировать ситуацию в мире, сократить последствия экономического кризиса для тех народов, которые стремятся к миру и развитию.

Хотел бы воспользоваться предоставленной мне возможностью и призвать все компании, которые участвуют в форуме, использовать те огромные возможности, которые могут открыть им инвестиции во все сферы экономики Египта.

Прежде чем закончить своё выступление, я хотел бы передать привет жителям Санкт-Петербурга – города борцов, города героев, являющегося также символом культурного развития, символом открытости внешнему миру.

В заключение я хотел бы ещё раз поблагодарить его высокопревосходительство Президента России Владимира Путина за его любезное приглашение, направленное Египту, принять участие в этом форуме в качестве страны-гостя.

Хотел бы пожелать участникам форума успехов и удачи, а всем братским странам – конструктивного, успешного сотрудничества, процветания и прогресса.

Я молю Всевышнего ниспослать мир и стабильность во всём мире, не допустить войн, социально-экономических последствий конфликтов, использовать язык диалога, язык взаимопонимания и мирного сосуществования.

Спасибо за внимание.

М.Симоньян: Спасибо господину Президенту Египта. Я думаю, что питерцам и ленинградцам сейчас особенно приятно по поводу таких тёплых слов в адрес Санкт-Петербурга.

Нам осталось немножко до того, как начнётся наша дискуссия. Как говорят, ожидание усугубляет желание.

Нам осталось послушать видеообращение Председателя КНР Си Цзиньпина. Пожалуйста.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Президент Путин! Дамы и господа! Друзья!

Рад возможности, любезному приглашению Президента Путина обратиться к участникам Петербургского международного экономического форума, который я посетил три года назад.

В феврале этого года Президент Путин посетил Китай и присутствовал на церемонии открытия зимней Олимпиады в Пекине. Мы с ним провели обстоятельный обмен мнениями, по итогам которого достигли важной договорённости по расширению всестороннего практического сотрудничества и реализации концепции глобального управления на основе совместных консультаций, совместного участия и совместного использования.

Сейчас сотрудничество Китая и России во всех сферах развивается по восходящей траектории. Товарооборот за первые пять месяцев этого года достиг 65 миллиардов 800 миллионов долларов США. По итогам года можно рассчитывать и на новые рекорды. Это свидетельствует о высокой стрессоустойчивости и внутреннем потенциале китайско-российского сотрудничества.

В условиях происходящих кардинальных перемен и коронавирусной инфекции мир вступает в новый период турбулентности и преобразований. Налицо негативный тренд антиглобализма, растущий разрыв между Югом и Севером, ослабление драйверов сотрудничества в области развития, что может погрузить неравномерно восстанавливающуюся мировую экономику в глубокую рецессию и бросить беспрецедентные вызовы реализации повестки дня ООН в области устойчивого развития в период до 2030 года.

Как гласит древняя китайская мудрость, умный человек даже в выгодном положении держит в виду возможный вред, а в положении невыгодном видит потенциальные возможности. Опасность и возможность сосуществуют всегда. Преодолев опасность, получишь возможность. Сила – в уверенности. Чем больше трудностей, тем важнее уверенность.

В прошлом году на Генассамблее ООН я выдвинул инициативу по глобальному развитию, которая встретила позитивную реакцию и поддержку со стороны ряда международных организаций, в том числе ООН, и около сотни стран.

В настоящий момент международное сообщество как никогда заинтересовано в справедливом, устойчивом и безопасном развитии. Важно использовать возможности, не поддаваться вызовам, продвигать реализацию инициативы по глобальному развитию и вместе строить прекрасное будущее, где воцарится мир и процветание.

Во-первых, создавать благоприятные условия для развития. Следует придерживаться подлинного мультилатерализма, уважать и поддерживать выбор пути развития каждой страны в соответствии с собственными реалиями, формировать открытую мировую экономику, увеличивать представительность и право голоса стран с формирующимся рынком и развивающихся государств в глобальном экономическом управлении, содействовать сбалансированному, гармоничному и инклюзивному развитию всего мира.

Во-вторых, необходимо укреплять партнёрские отношения по развитию. Важно углублять сотрудничество в формате Юг – Север и Юг – Юг, интегрировать ресурсы, платформы, сеть партнёров, увеличивать помощь в поддержку развития, объединять усилия в целях устранения разрыва между странами в своём развитии.

В-третьих, необходимо продвигать экономическую глобализацию. Следует усиливать координацию политики развития государств и гармонизацию международных регламентов и стандартов, отказываться от практики разъединения и срыва поставок, односторонних санкций и максимального давления, устранять торговые барьеры, обеспечивать устойчивость глобальной производственно-сбытовой цепочки, сообща справиться с обостряющимся продовольственным и энергетическим кризисом в интересах восстановления мировой экономики.

В-четвёртых, необходимо стимулировать развитие с упором на инновации. Следует раскрывать потенциал инновационного роста, совершенствовать соответствующие правила и механизмы, снять барьеры на пути свободного передвижения элементов инноваций, наращивать обмены сотрудничества, способствовать углублённой интеграции научно-технических инноваций и разных секторов экономики, обеспечивать всеобщий доступ к новейшим достижениям инноваций.

Дамы и господа! Друзья!

Китайская экономика по-прежнему обладает большой устойчивостью и потенциалом, демонстрирует долгосрочную динамику развития. Мы полны уверенности в её будущем. Китай продолжит высококачественное развитие, непоколебимо расширит открытость на высоком уровне, будет содействовать высокоэффективной совместной реализации инициативы «Один пояс, один путь».

Мы готовы с Россией и остальными партнёрами вместе открывать перспективы развития и пользоваться возможностями роста, чтобы внести достойный вклад в углубление глобального сотрудничества в целях развития и формирования сообщества единой судьбы человечества.

Спасибо за внимание.

М.Симоньян: Спасибо господину Председателю!

Приобщиться к китайской мудрости и узнать несколько новых китайских мудростей никогда не лишнее, тем более, сейчас, когда, может быть, именно китайская мудрость будет полезна всему миру.

Владимир Владимирович, я Вам хотела показать одну вещь, специально с собой взяла. Это такой сок, он раньше был весь цветной – не важно, какой сок, здесь даже не видно, какой бренд, хотя это расхожий бренд. А теперь, вот видите, маленькая картинка, остальное – белое. Почему? И это массово сейчас так.

Потому что закончилась краска. Производитель краски для таких упаковок ушёл из России, а теперь ещё объявил о том, что уходит и производитель самих упаковок. Это я купила две недели назад, а сейчас уже и этого скоро не будет. И получится, что нам останется разливать, видимо, в бутылки или в трёхлитровые банки, как в моём детстве, если не выяснится, что бутылки мы тоже не производим.

Есть очень разные взгляды на это. Вы сегодня коснулись этого вопроса. Часть приехавших – значительная часть, большая, наверное, людей, которые сейчас в этом зале, – они приехали сюда на «Сапсане». Одни нам говорят: «Сапсаны мы заменим китайскими, они ещё лучше», – Siemens же ушёл. Другие говорят: «Да мы научимся и будем делать сами». Я напомню, что у нас свои высокоскоростные поезда – ЭР200 они, кажется, назывались, в 1984 году были запущены. Мне четыре годика было, ещё в школу не ходила, а уже у нас были скоростные поезда – а больше нет. Это же грустно.

А есть люди, которые говорят, что, нет, мы не сможем это заменить, что нам «Сапсанов» останется на пару лет и потом мы просто откажемся от высокоскоростного движения, то есть сделаем шаг назад с точки зрения того, к чему мы привыкли. И так по всем, по всем параметрам: телефоны, компьютеры, всё, к чему мы привыкли. И если нам придётся от этого отказаться, это какой-то очень грустный, я бы сказала, душераздирающий, грустный план.

Может быть, есть другой план?

В.Путин: Всегда – при принятии любых решений – нужно вычленять главное. Что для нас главное? Быть независимыми, самостоятельными, суверенными и обеспечить развитие на будущее и сейчас, и будущим поколениям? Или иметь упаковку сегодня?

Если у нас не будет суверенитета, в недалёком будущем мы будем всё покупать и будем производить только нефть, газ, пеньку, сёдла и продавать кругляк за границу.

Это неизбежно. Я уже говорил об этом в своём выступлении: только суверенные страны могут рассчитывать на суверенное будущее. Но это не значит, что мы сегодня должны погружаться в ситуацию, когда мы должны вернуться на 30, 40, 50 лет назад.

Что касается упаковки. Я не думаю, что это такая сложная вещь, которую не смогут нам заменить или наши партнёры из других стран, которые с удовольствием займут этот рынок рано или поздно, или не сможем мы сделать сами.

М.Симоньян: Вы не видите, а Касым-Жомарт Кемелевич качает головой: наверное, смогут заменить.

К.-Ж.Токаев: Конечно, это не проблема.

В.Путин: Конечно, сможем заменить.

Вопрос совершенно не в этом. Мы говорим всё время об импортозамещении. Я, выступая, тоже сказал – здесь два слова просто добавлю, чтобы не занимать много времени, отвечая только на один вопрос.

Вопрос не в импортозамещении – вопрос в том, чтобы формировать собственные возможности, основанные на развитии образования, науки в новых перспективных инженерных школах. Ведь упаковку и прочие такие вещи, даже телефоны и смартфоны, нам всегда дадут, но нам никогда не давали и не дадут критически важных технологий. Ведь этого не давали и раньше, несмотря на безоблачные отношения наши с западными партнёрами в предыдущие десятилетия. В этом же проблема.

А когда мы начинаем отстаивать свои права, нам тут же ввинчивают какие-то санкции и ограничения – в этом вся проблема. Поэтому мы должны настроить себя именно на это и иметь возможность воспроизводить критически важные технологии на базе того, о чём я сказал. А на этой базе мы всегда сможем воспроизводить товары, о которых Вы упомянули: и упаковки, и телефоны, и смартфоны. Если мы поймём это и будем настраиваться на решение фундаментальных задач, то все остальные вещи мы решим достаточно спокойно.

Повторю ещё раз: на это место придут и приходят уже другие – те, кто производит эту упаковку, кто производит краску. Да и краску мы тоже начинаем производить, и другие товары широкого потребления, и товары, связанные с промышленным применением в широком смысле этого слова. Да всё мы сможем сделать – здесь у меня просто нет никаких сомнений.

Да, что-то будет утрачено, что-то возобновлено, что-то будет сделано на новой базе, на гораздо более совершенной – так, как это происходило до сих пор. Поэтому если мы говорим об импортозамещении, что-то мы заместим, а что-то нужно было делать на совершенно новой, перспективной базе собственного производства.

М.Симоньян: Спасибо. Вы хотели добавить, господин Президент?

К.-Ж.Токаев: Думаю, что здесь всё понятно, и, судя по выступлению, очень интересному выступлению Владимира Владимировича, можно понять, что он в настоящее время уже рассуждает, так сказать, категориями исторической перспективы.

М.Симоньян: Как всегда.

К.-Ж.Токаев: И тут, конечно, не до пакетиков для сока.

Действительно, это небольшая проблема, свято место пусто не бывает: придут другие, которые будут производить не хуже прежних пакетиков для сока, будут появляться местные предприниматели.

Речь совершенно о другом. И, в частности, я говорил в своём выступлении о важности евразийского сотрудничества, о важности объединения усилий для решения совершенно неожиданно возникших проблем. Думаю, что мы на этом пути добьёмся искомого результата.

М.Симоньян: Спасибо.

Я как раз хотела Вас спросить про Евразэс в продолжение Вашей речи. Вы много говорили про необходимость укрепления связей внутри Евразэс. Мы, безусловно, всё это поддерживаем, мы в это верим. Но дадут ли нам всем укрепить эти связи?

Понятно, что России в данном случае уже, как бы это сказать помягче, не до того, чтобы прислушиваться к чьему-то давлению, и мы не прислушивались к нему никогда, но в Евразэс же есть и другие страны. На вашу страну наверняка давят, на Вас лично наверняка оказывают давление. Мы об этом можем только догадываться – может быть, Вы с нами поделитесь. Другим странам вторичными санкциями угрожают и прочее. Получится ли у нас это, учитывая именно фактор давления? Не фактор нашей доброй воли, а фактор их злой воли?

К.-Ж.Токаев: Что касается Казахстана, я бы не сказал, что оказывается прямое давление на нашу страну. Действительно, это вопрос переговорный. Санкции существуют, мы эти санкции учитываем, безусловно, учитываем в нашей торгово-экономической стратегии. Но в то же время есть обязательства перед Казахстаном, связанные с нашими предыдущими соглашениями с Российской Федерацией. Тем более, я сказал в своём выступлении, сама география, не говоря уже об истории, предполагает то, что мы должны находиться вместе и работать вместе в очень специфических, я бы сказал, условиях. Я упомянул о наличии специальной программы промышленной кооперации между нашими странами в новых реальностях. То есть будем работать.

Полагаю, что Евразийский экономический союз, несмотря на все трудности, имеет перспективу. Всё же страны, которые сочли возможным войти в этот союз, вместе составляют значительную экономическую силу, потенциал. Но здесь, конечно, забегать вперёд нельзя, шапкозакидательством ни в коем случае заниматься нельзя, потому что реальные трудности тем не менее существуют, это объективная реальность.

Поэтому именно в процессе переговоров, нахождения взаимоприемлемых решений и состоит суть нашей предстоящей работы. Это очень сложная работа, об этом я и ранее говорил, – находить именно взаимоприемлемые решения, учитывать интересы друг друга.

Да, в рамках Евразийского экономического союза у нас бывают споры, поскольку мы ведь встречаемся не только в открытом формате, но бывает и закрытая часть.

М.Симоньян: Владимир Владимирович улыбается, видимо, он понимает, о чём Вы говорите.

К.-Ж.Токаев: Но в подавляющем большинстве случаев мы находим решение. Это радует.

М.Симоньян: Спасибо.

Я желаю Вам и нам всем удачи на пути поиска этих решений как можно быстрее.

В.Путин: Мой коллега сказал по поводу того, что бывают споры. Они всегда у нас, в закрытой части мы всегда спорим. Но всегда мы относимся друг к другу с уважением и всегда ищем и находим компромиссы, что чрезвычайно важно.

Вы сказали про давление со стороны. Касым-Жомарт Кемелевич выступал и сказал об объёмах нашей торговли. Но, как бы кто со стороны ни давил, это отменить невозможно – 24 миллиарда долларов оборот в прошлом году, а за первые четыре месяца – 12 с лишним миллиардов. Если так дело дальше пойдёт, посчитайте, сколько будет. Будет больше…

М.Симоньян: 36.

В.Путин: 36, может быть, к 40 подойдёт. Это невозможно отменить при любом давлении. От этого зависят сотни и тысячи рабочих мест и благосостояние миллионов людей. Как это отменишь?

Это то же самое, что отменить… Сейчас запретили, как я уже говорил в своём выступлении, санкции наложили сначала на наши удобрения, потом отменили американцы, на продовольствие вообще не накладывали. Кушать-то хочется всем, всему миру. Ну какие санкции?

А то, что пытались осуществить такой блицкриг в отношении нашей экономики, – ясно, что не получилось. Как говорил Марк Твен, «слухи о моей смерти сильно преувеличены». То же самое и в отношении блицкрига, касающегося России.

Что касается Евразэс, у нас объём товарооборота постоянно растёт со всеми странами, причём между собой он растёт быстрее, чем с третьими странами, хотя и с третьими странами растёт. То есть само по себе объединение не мешает странам Евразэс поддерживать отношения с третьими странами. Так и происходит, и это очень хорошо.

Сказал коллега о китайских капиталовложениях, но российских в экономику Казахстана – семь миллиардов долларов!

М.Симоньян: А китайских 20, как нам сказал господин Президент. Всё-таки больше.

В.Путин: Но там всё-таки полтора миллиарда человек живёт, а у нас – 146 [миллионов], разница есть. Но и семь миллиардов, вложенные в конкретные производства в Казахстане, имеют наверняка большое значение. Тем более у нас очень насыщенная программа промышленной кооперации – вот что важно. И не только доставшаяся кооперация от Советского Союза, но и развивающаяся вновь на новой технологической базе. Это очень важно.

Как это отменишь? Это невозможно сделать просто, как бы кому ни хотелось. Поэтому, да, проблемы создаются, но они, безусловно, будут преодолеваться.

М.Симоньян: Развивая тему «кушать хочется» ‒ знаете, появилась очень циничная шутка, даже не шутка, а просто возглас в Москве, несколько раз я уже слышала от разных людей: вся надежда на голод. Что имеется в виду? Имеется в виду, что сейчас начнётся голод, и тут-то они образумятся: и санкции снимут, и вообще будут с нами дружить, потому что осознают, что не дружить с нами невозможно.

Как Вы считаете, такой прогноз реалистичен? Не хотелось бы, чтобы путём голода, но всё-таки.

В.Путин: Я уже говорил в своём выступлении: ситуация на мировых рынках продовольствия усугубляется, ещё раз подчеркну, совершенно не по нашей вине. Всё началось с галопирующей инфляции и накачки денежной массой основных мировых экономик в Европе и в Северной Америке. С этого всё началось, они своими руками всё сделали, но потом усугубили, конечно, санкциями против России. Имеется в виду прежде всего логистика, финансовое обслуживание, страховка и так далее.

Нам бы очень не хотелось, чтобы в каких-то странах люди страдали от голода. Я совсем недавно встречался с представителями Африканского союза. Я им сказал и хочу ещё раз подтвердить: мы сделаем всё, что от нас зависит, чтобы безусловно обеспечить интересы наших постоянных клиентов – покупателей нашего зерна. Кстати говоря, мы поставляем в последние годы пшеницу и в Казахстан и сделаем это в текущем году. Я уже сказал эту цифру: 50 миллионов [тонн] зерна у нас будет за этот сезон – с лета этого года по лето следующего. Это очень серьёзный объём. Мы продолжаем лидировать по продажам пшеницы на мировом рынке. Мы номер один сейчас в мире по продажам пшеницы.

Но хочу вот что сказать: мы совсем не рады тому, что могут наступить какие-то негативные последствия для каких-то стран, и мы на это не рассчитываем. Мы рассчитываем на то, что здравый смысл всё-таки возобладает, что ситуация в мировых делах всё-таки успокоится, все начнут относиться к интересам друг друга с уважением, и мы будем нормально функционировать.

Я, кстати, не сомневаюсь: пройдёт время, многие наши партнёры из европейских как минимум стран вернутся на российский рынок и будут здесь с удовольствием работать. У меня нет никаких в этом сомнений. Жизнь заставит просто это сделать. А мы им не будем мешать, мы открыты для всего мира, я сказал об этом. Но нужно, чтобы пришло осознание того, что относиться нужно друг к другу с уважением.

М.Симоньян: Дай бог.

Нас так тепло сейчас приветствовал Председатель КНР. По поводу Китая тоже есть несколько противоположных мнений, в том числе у людей знающих и значительных и занимающихся этой проблематикой.

Одни говорят, что нет, Китай осторожничает, он не будет так прямо протягивать нам руку, потому что это может ударить по его собственным интересам. Приводят примеры, что, например, в Москве закрываются уже магазины Huawei.

Другие говорят: конечно, нет, и наоборот, сотрудничество с Россией – это и есть самые коренные интересы Китая, потому что многополярный мир – это тоже коренные интересы Китая. А мир, в котором как-то задушат или, по крайней мере, значительно ослабят Россию, имеет всё меньше и меньше шансов на ту самую многополярность, которая многим, в первую очередь Китаю, как и нам, очень симпатична.

Как Вы оцениваете, что на самом деле у нас с Китаем есть и будет?

В.Путин: Вы знаете, многополярность, она не симпатична, она неизбежна. И когда я говорил о том, что кто-то пытается заморозить международные отношения на уровне тридцатилетней давности, после развала Советского Союза, я говорил о том, что люди этого не понимают, что движение неизбежно. Нарождаются новые центры силы, мощные, перспективные, динамичные. А кому-то это не нравится. В том числе не нравится и рост могущества Китая. Я напомню, что по объёму экономики, по приоритету покупательной способности Китай стал экономикой номер один в мире. Это факт, это статистика. Конечно, ВВП на душу населения, на полтора миллиарда человек, там гораздо ниже, чем в тех же Штатах или в европейских странах, но по объёму экономики ‒ номер один.

С учётом специфики экономики Китая это означает, что китайское руководство может направлять огромные ресурсы на перспективные направления развития, в том числе на науку, образование, на культуру. Это очень важно, это создаёт огромные перспективы развития страны.

То же самое Индия. Там тоже примерно полтора миллиарда человек, рыночная основа развития экономики. Очень интенсивно развивается. Премьер-министр Моди ‒ очень прогрессивный человек, очень прогрессивный, смотрит в будущее. Другие страны в Азии, Индонезию возьмите ‒ 300 с лишним миллионов человек, самая, кстати, большая по количеству мусульманского населения страна в мире.

Африканские страны развиваются активно. Латинская Америка развивается очень быстрыми темпами. Да, там есть свои проблемы. Но где их нет? Развивающиеся рынки, они такие, но потенциал колоссальный, просто колоссальный, и, конечно, не замечать этого невозможно.

Поэтому многополярность мира неизбежна, и те, кто хватается за своё мнимое глобальное лидерство во что бы то ни стало, совершают колоссальную ошибку. Это ошибка, которая будет им дорого стоить, у меня нет никаких сомнений. Это никакая не угроза, просто это по факту жизни будет происходить.

Что касается Китайской Народной Республики и наших отношений с Китаем, вообще с азиатскими странами, с Китаем в частности, мы же начали их строить не в связи с последними событиями ‒ событиями последних лет или месяцев. Мы это делали и делаем, потому что в Азии и в Китае совершенно очевидно обозначилось создание новых мировых центров развития.

Это все понимают, это все видят и знают. Рост ВВП Китая посмотрите сколько. Да, он сейчас немножко… Был семь и больше процентов, сейчас там пять, не важно, эта корректировка неизбежна, всё понятно. Но они абсолютные лидеры, понимаете?

Рост ВВП США за последние годы ‒ сколько он был? 1,7, по-моему, ВВП. В еврозоне, по-моему, ещё меньше. А в Азии ‒ пять и больше. Вот вам и всё, тенденции, понимаете, такие, в мире такие тенденции. И мы соответствующим образом выстраиваем свои отношения на протяжении многих лет.

У нас торговый оборот ‒ 140 миллиардов и будет расти, и в этом году он будет, наверное, больше, он будет рекордным. Не потому, что текущая политическая конъюнктура нас заставляет это делать, нет, а потому что это объективная картина в мире таким образом складывается. Нам интересно и выгодно сотрудничать с Китаем, тем более что у нас в политическом плане очень устойчивые, доверительные отношения. С Председателем Си Цзиньпином у нас замечательные личные дружеские отношения в полном смысле этого слова. Это создаёт хорошую атмосферу для выстраивания межгосударственных связей. Но это совсем не значит, что Китай должен нам во всём подыгрывать или сопровождать как-то, да мы в этом и не нуждаемся.

Есть государственные интересы. Китайское руководство, так же как и мы, прежде всего исходит из своих национальных интересов, но они не вступают в противоречие друг с другом, вот в чём всё дело. Если возникают какие-то вопросы, они, наверное, в ходе конкретной работы всегда возникают на уровне ведомств, то характер и качество межгосударственных связей позволяет нам всегда находить решения. Уверен, так будет и дальше.

М.Симоньян: Вы говорили сейчас и до этого, Вы последние несколько лет много об этом говорите ‒ о свободе предпринимательской деятельности. Даже были высказывания Ваши и из Правительства, что вообще это то, за счёт чего мы должны продолжать развиваться и за счёт чего мы должны выстоять, выдержать этот груз или удар действительно невероятных санкций, которые были призваны к тому, чтобы нас уничтожить.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Кемелевич говорил об этом тоже совсем недавно. Я позволю себе Вас процитировать, Вы сказали следующее: «В новом, справедливом Казахстане не должно быть места полицейскому произволу, некомпетентным прокурорам и предвзятым судьям». Я не знаю, как обстоят дела с этим в Казахстане, надеюсь, что Вы сейчас нам об этом расскажете тоже.

У нас, Владимир Владимирович, я Вас, наверное, расстрою, дела с этим не очень. Вы всё время об этом говорите, но сейчас люди выйдут из зала, пойдут это обсуждать, курить пойдут и будут говорить: опять начальник про это сказал, и опять же его не услышат. Потому что количество посадок в СИЗО по предпринимательским статьям не меняется, по некоторым данным, растёт, хотя Вы много раз говорили этого не делать. Знаете, как будто у нас в государстве есть какое-то глубинное антигосударство, как в Америке deep state, а у нас какой-то antistate, которому и Вы не указ, и закон что дышло. Это очень печально.

Может быть, это можно как-то более жёстко искоренить? Например, вообще законодательно отменить эти посадки в СИЗО. Я думаю, многие согласятся, что несколько десятков уклонившихся от уголовного преследования таким образом нанесут меньше вреда нашей стране, чем наносит вред эта система, в которой не общество защищается таким образом, а интересы конкретных каких-то нечистых на руку людей.

В.Путин: Это тонкая сфера, я об этом сейчас говорил. Вы сейчас говорите со стороны и в интересах предпринимательского сообщества, а здесь таких большинство. Я понимаю эти озабоченности. Именно об этом я и говорил, именно поэтому я об этом и говорил. Но есть и другая сторона, а именно: интересы общества, рядовых граждан, которые тоже смотрят и если видят, что со стороны предпринимательского сообщества совершаются какие-то незаконные и неправовые действия, то тогда, конечно, миллионы людей себя спрашивают: а куда смотрит государство, а почему они не защищают нас, рядовых граждан? Поэтому найти здесь правильный баланс не так просто.

Кстати сказать, Вы сейчас упомянули про то, что у нас есть какое-то давление. Я хочу вернуть нас к реалиям сегодняшнего дня. А у наших соседей нет? Взяли у наших предпринимателей украли, отобрали собственность, просто на голом месте, наказывая за деятельность, за свою работу в России. Бред какой-то. Где же эти принципы соблюдения неприкосновенности частной собственности? Часто санкции касаются людей, и отбор собственности происходит у людей, которые вообще не имеют никакого отношения к государству, вообще не имеют отношения к принимаемым политическим руководством страны решениям. Это просто физические лица, которые честно работали, ничего противозаконного ни в нашей стране, ни за границей не сделали ‒ у них взяли собственность отобрали. Это что такое? Это вообще переходит всякие границы не просто дозволенного, здравого смысла даже. Собственно говоря, пилят сук, на котором сидели, потому что, откровенно говоря, многие люди, связанные с экономиками Запада, в известной степени были проводником не интересов Запада, но, во всяком случае, были сторонниками развития отношений. Но когда у них всё отобрали, конечно, какие они сторонники с этого момента? Скажут: тьфу на вас!

М.Симоньян: Вы им в каком году? В 2004-м сказали: замучаетесь пыль глотать.

В.Путин: Ну да, бегая по кабинетам и отстаивая свои права. Это и произошло, к сожалению.

Но я о чём? О том, что у нас ничего подобного не происходит. Да, проблемы, конечно, всё-таки есть, иначе я бы об этом не говорил. Сталкиваясь с сегодняшними сложностями, вызванными внешним давлением, конечно, я об этом постоянно говорю и повторяю: ответить эффективно мы можем, только увеличивая пространство свободы для граждан вообще и для бизнеса в частности. Но это касается и деятельности правоохранительных органов. Она тоже нуждается в совершенствовании. Поэтому и количество возбуждённых дел, не доведённых до суда, ярче всего об этом говорит. Если дела возбудили, а до суда не довели, о чём это говорит? О том, что, скорее всего, возбуждали для оказания давления на бизнес. Есть такая проблема? Есть, конечно. Поэтому самое-то главное здесь не прятаться от этого, самое главное не закрывать на это глаза, мы и не собираемся этого делать, а собираемся, наоборот, аккуратно, не нарушая интересов общества в целом, разбюрокрачивать систему, заставлять правоохранительную сферу работать на интересы всего общества, включая бизнес-сообщество, от которого, безусловно, сегодня очень многое зависит и которое показало свою зрелость, свою патриотичность, работает эффективно. Эти упаковки и краски, уверяю вас, будут сделаны, в том числе усилиями представителей бизнес-сообщества России. Понимая это, государство, конечно, будет делать всё, что от нас зависит, чтобы поддержать таких людей. И будем выстраивать таким образом работу и правоохранительных органов.

Но, повторяю ещё раз, и там, конечно, есть недобросовестные люди. А что, их нет, что ли? Есть, конечно. Посмотрите на количество посадок среди сотрудников правоохранительных органов, недобросовестных сотрудников правоохранительных органов. Это тоже имеет место быть, и там тоже идёт работа по очистке своих рядов.

Но нужно ещё и нормативную базу таким образом отшлифовать, чтобы автоматически не было никакого излишнего давления. Вот над этим и будем работать. Уверяю вас, мы понимаем это и будем делать это последовательно.

Что касается Казахстана, то действующий Президент, мы с ним обсуждали много раз эти вопросы, знаю, уделяет этому тоже большое внимание. Не случайно, несмотря на то, что я это, честно говоря, не очень приветствую, но, скажем, в области IT-технологий многие специалисты с удовольствием едут из России в Казахстан, там работают сегодня, потому что условия хорошие созданы. Мы будем брать пример с Казахстана в этом плане.

М.Симоньян: Возвращать обратно.

К.-Ж.Токаев: Благодарю Вас за такой комплимент.

Действительно, мы создаём самые благоприятные возможности для работы наших российских коллег, друзей, которые приехали на работу к нам. Полагаю, что это не постоянное явление. Возможно, со временем они вернутся на родину, в Россию, но, во всяком случае, именно здесь мы должны быть вместе. И, конечно же, отторгать людей, которые в силу тех или иных причин решили поработать в нашей стране, абсолютно невозможно.

Отвечая на Ваш вопрос относительно реформы правоохранительной системы, здесь я полностью согласен с Владимиром Владимировичем, что это очень сложная работа, очень сложная проблема. В одночасье эту проблему решить невозможно, но, во всяком случае, надо стараться это делать, потому что люди видят несправедливость. Это порождает социальную депрессию.

Именно поэтому я принял решение создать специальную комиссию, которая занимается возвращением государственной собственности, активов, которые были приватизированы незаконно с применением административного и политического ресурса.

Кроме того, я создал комиссию во главе с Генеральным прокурором, которая будет заниматься возвратом финансовых ресурсов, незаконно вывезенных за рубеж. Понимаю, что это сложная работа, нужно пройти через большое количество процедур. Но тем не менее опять же этой работой нужно заниматься.

Что касается реформы правоохранительной системы, то в сентябре мной будет объявлен новый пакет реформ, связанных с переформатированием судебной системы. Это очень актуальная проблема, для Казахстана, во всяком случае.

Сейчас осуществляется реформа полицейской службы, так называемая сервисная модель, трёхзвенная модель. Эта реформа идёт не без трудностей. Тем не менее полагаю, что всё же в конечном счёте мы добьёмся успеха. Главное ‒ наличие политической воли и, конечно же, поддержка граждан страны. Если граждане, наше общество в целом требуют эту реформу, поддерживают её, то думаю, что мы добьёмся окончательного успеха. Потому что, конечно же, те модели, которые существовали раньше, возможно, оправдывали своё предназначение в прошлом, но сейчас нужны новые подходы.

У нас были шатания в области правоохранительной системы, в ходе реформ: то мы уходили в гуманизацию, использовали опыт европейских стран, то уходили в сторону ужесточения ‒ то есть не было постоянной константы и чёткого понимания, что мы хотим в конце концов.

М.Симоньян: А сейчас куда?

К.-Ж.Токаев: Сейчас у нас так называемая золотая середина, которая чётко базируется на потребностях наших граждан, которые хотят видеть в лице полицейских надёжную защиту и, самое главное, неподкупных людей.

Опять же это сложная задача. Поймите меня, что я не собираюсь декларировать прекрасные идеи, а затем в тот же момент забывать о них. Но этим надо заниматься.

Что касается Китая, Владимир Владимирович очень интересно рассказывал об этой стране. Я сам по первой профессии китаист и хорошо знаю эту мудрость, которую сегодня привел Председатель Си Цзиньпин, что в каждой благоприятной возможности таится опасность, в каждой неблагоприятной опасности таятся или кроятся возможности, и всё вместе это называется кризисом. Слово «кризис» состоит из двух иероглифов, я до сих пор помню, как они пишутся: первый иероглиф ‒ это опасность, второй иероглиф ‒ это возможность. В каждом кризисе есть опасность, но есть и возможности. Я думаю, мы должны исходить из этого.

М.Симоньян: Спасибо, это очень интересно.

К.-Ж.Токаев: Кстати говоря, Вы сказали про компанию Huawei. Я почти восемь лет провёл в Китае, и у меня была возможность посетить эту компанию в самом начале её деятельности в районе Хайдянь Сюй, до сих пор помню, когда эта компания располагалась в трёх комнатах. Тогда, конечно же, никто не верил, что это потом станет компанией глобального масштаба, но это произошло.

В чём успех Китая, на мой взгляд? Во-первых, они сумели очень прагматично выстроить концепцию, это сделал Дэн Сяопин, то есть капиталистический способ производства наложил на социалистическую базу и назвал это социализмом с китайской спецификой. Это первое.

Во-вторых, конечно же, они своевременно поняли значение высоких технологий, и именно здесь они достигли больших успехов. Шли к этому постепенно: вначале производили товары первой необходимости, продавали их за рубежом, зарабатывали деньги, привозили в Китай, эти деньги инвестировали в развитие технологий, в том числе и на приобретение этих технологий разными способами за рубежом, о чём говорил Трамп, бывший Президент Соединённых Штатов Америки, обижался на китайцев. Но по факту они достигли именно в технологической сфере больших успехов и поставили задачу на последнем съезде партии превратить всю страну в кибердержаву. Я думаю, именно здесь таится секрет их успеха ‒ правильно выбранный приоритет.

В.Путин: Видите как? Вы говорили про защиту интересов предпринимателей, предпринимательского сообщества.

М.Симоньян: Это Вы сначала говорили, Владимир Владимирович, там, у пюпитра.

В.Путин: Хорошо. Мой казахстанский коллега сейчас говорил о возврате незаконно вывезенных за границу капиталов. Вывезли незаконно, а теперь их государство забирает назад. Наши предприниматели, многие, во всяком случае, законно вывезли капиталы за границу, их там ограбили теперь, понимаете? Поэтому вывод какой? То, о чём я сказал, выступая: инвестировать надо дома, в свою родную страну. А наша задача заключается в том, чтобы обеспечить безопасность этих вложений. Мы так и будем делать.

М.Симоньян: А помните, кажется, в ответ полякам Вы давно ещё говорили: о доме надо думать, о доме.

Владимир Владимирович, когда Вы говорите «там, что ли, лучше?», Вы не думайте, что кто-то здесь думает, что там лучше. Мне кажется, сейчас уже только клинический идиот или заведомый лицемер может верить в то, что там практикуются те самые ценности и те самые принципы, которыми нас кормили и скармливали их нам как единственно возможные: право слова, право собственности. Это я говорю как главный редактор RT и Sputnik, которые они позакрывали за один день. А сегодня они одобрили экстрадицию Ассанжа, которого на 175 лет посадят в Америке, и он умрёт в тюрьме.

Мне тяжело об этом говорить, это наш бывший сотрудник, у нас программу вёл, и вообще это великий журналист. Его за его журналистскую деятельность посадят. Поэтому какое уж там право собственности? Там с элементарными правами просто на жизнь и на свободу слова оказалось всё совсем не так, как нам верилось в 90-е. Но мы-то не там, мы-то здесь.

Завершая эту тему, я хочу Вас спросить про административную гильотину. Помните, ещё Правительство Медведева запустило эту штуку? В итоге администрации у нас есть, их много, а гильотины нет. Но те правила, которыми руководствуются многие ведомства, приходящие с проверками, зачастую написаны ещё в 60-е, в 70-е, часто просто нерелевантны, они уже не могут быть исполнены. То есть когда-то, наверное, это действительно было важно: это защищало права потребителя, кого угодно, простого человека, о чём Вы говорите, это, безусловно, важно. Потому что не следить за всем тоже нельзя, будет сплошная «Зимняя вишня» у нас, не приведи господь, всё будет гореть и прочее, нечистых на руку людей тоже много.

Но навести порядок с этими правилами, мне кажется, необходимо. Вы хороший хирург, Владимир Владимирович, все это знают. Когда дойдёт и до этого скальпеля рука?

Я Вам пример приведу. У нас в прошлом году было 33 проверки, несмотря на все эти запреты, 33. И то, с чем они приходят, просто смеяться или плакать, не знаешь. Я не жалуюсь, а к тому что, понимаете, как к людям-то приходят.

В.Путин: Если бы не было этой административной гильотины, о которой говорил ещё Дмитрий Анатольевич Медведев, будучи Президентом, у вас было бы не 33 проверки, а 133.

М.Симоньян: Очень может быть. Охотно верю.

В.Путин: Так бы и было. Поэтому всё-таки эта гильотина работает. Огромное количество, тысячи устаревших правил отменены, здесь, Маргарита, Вы не правы, они отменены реально и не действуют. Я уверен, если бы мы дали возможность находящимся в зале представителям бизнеса сказать об этом, они сформулировали подтверждение по тому, о чём я сейчас сказал.

Но в то же время многие поддержали бы и Вас, что, действительно, ещё не всё в этом плане сделано. Но именно поэтому я и сказал сегодня, что нужно вообще отменять всякие проверки, не бегать уже с проверками, а только рискориентированные проверки осуществлять. То есть действовать только там проверяющим организациям, где деятельность связана с обеспечением жизни и здоровья граждан, а всё остальное делать дистанционно, мониторить, создавать условия, для того чтобы предпринимательское сообщество не пыталось ничего нарушать. Это всё оказалось возможным сделать. Поэтому всё-таки на этом пути многое сделано, но мы не останавливаемся и пойдём дальше.

М.Симоньян: Спасибо.

Весь мир ждал нашу разорванную в клочья экономику – не весь мир, а та часть мира, которой, на самом деле, меньшинство. Я напомню, что 83 процента населения людей живёт в странах, которые нас поддерживают или, по крайней мере, не присоединяются к санкциям.

Так вот, не дождались. Эта ткань, из которой мы сшиты, наша экономика сшита, оказалась покрепче и им не по зубам, не по рукам, и мы все с очень большой радостью наблюдали фактически молниеносные шаги Правительства.

Я ругала административную гильотину и прочее, но невозможно не похвалить, как это было сделано, особенно в первое время, когда, действительно, невозможно было себе представить, что у нас не будет такого скачка инфляции, который нам обещали, что не будет доллара по 200, когда они закрыли небо, а наш Минтранс на следующий день закрыл его им – молниеносно.

То есть есть ощущение, что работает всё, бог даст, более или менее на пределе возможностей, в хорошем смысле слова. То есть нет такого, что могли бы, да нерасторопность, да наш какой-то авось. Нет такого ощущения совсем.

Но вопрос: а не пришло ли время, может быть, по-другому посмотреть на саму систему? Что я имею в виду. Вы так интересно сегодня говорили о том, что важно не просто импортозаместить – важно сделать что-то новое, чтобы они потом нас догоняли. Это касается технологий, если я Вас правильно поняла, производства, промышленности. Но, может быть, это касается и экономической модели как таковой?

Смотрите, вот рынок, рынок. Все годы нам рассказывают про рынок и капитализм, но сейчас на него начинают смотреть по-другому. Сегодня на сессии «ВЭБ» говорили о том, что капитализм в «хапужном» смысле этого слова себя изжил и предприниматели должны по-другому относиться к тому месту, где они живут, думать о своём доме.

Есть другая категория людей, экспертов, которые говорят о том, что государству, как ни странно, пора больше вмешиваться в экономические процессы, потому что тот же Илон Маск не стал бы Илоном Маском, если бы он был просто свободным предпринимателем. Он живёт на заказы Пентагона и такой же он свободный предприниматель, как BBC – независимое телевидение, на самом деле.

Люди говорят о том, что, может быть, государству плотнее регулировать новые отрасли. И, таким образом, совсем новая вырастает экономическая модель.

Что Вы об этом думаете?

В.Путин: Я говорил об этом публично на одном из международных мероприятий, онлайн проводилось. Говорил о том, что прежние модели капиталистической системы себя изживают, когда речь идёт только об извлечении прибыли.

Мир входит в такую фазу развития, когда нужно и вынуждены все думать не только об этом. Почему – потому что если дальше продолжать, то мир становится в высшей степени несбалансированным и угрозы нарастают. В этом проблема, в этом вызов времени. И поэтому, чтобы сохранить этот баланс, нужно действовать по-другому, как раз балансируя и обращая внимание на все составляющие, которые ведут к нарушению этого баланса.

Это касается сегодняшнего дня, например, с тем же самым продовольствием и с теми же самыми удобрениями и так далее. А как? Если так себя будут вести крупнейшие экономики мира – будут «пылесосить» все товары с мирового рынка, в том числе и продовольственные товары, к себе домой, то проблемы-то будут нарастать.

Это приведёт к чему? Это приведёт не просто к голоду – это приведёт к новым волнам эмиграции, миграционным потокам, которые захлестнут, захлёстывают уже те же Соединённые Штаты. Хотят они строить стену на границе с Мексикой или не хотят, но потоки-то идут, они же не уменьшаются. Внутриполитически могут между собой бывший и действующий президенты сколько угодно спорить, а потоки мигрантов идут. Голод если в Африке, не дай бог, настанет, экономическая миграция увеличится в Европу.

И что делать-то с этим? А очень просто, нужно тогда прекратить такое отношение в мировых делах, когда думают только о себе любимых, и всё. Если так будет продолжаться, это будет вести к сложным, тяжёлым проблемам. Поэтому, конечно, нужно переходить к другой модели хозяйствования и регулирования. Это сложный процесс, я думаю, что неизбежно всё-таки мировое сообщество к этому придёт.

Что касается нас, то я уже сказал: здесь мы, вписываясь в общую эту парадигму, в это основное движение, в этот мировой тренд, конечно, прежде всего должны думать, о чём сказал мой коллега из Казахстана, Президент Казахстана: мы должны прежде всего уделять внимание вопросам экономического роста, основанным на технологическом развитии, на новых моделях управления экономикой и социально-политической сферы. Вот тогда мы сможем обеспечить лидерство там, где у нас есть свои компетенции.

М.Симоньян: Спасибо.

Касым-Жомарт Кемелевич, Вы тоже считаете, что принципиальное изменение, как Владимир Владимирович сказал, хозяйствования, то есть экономической модели мировой, как, опять же, Владимир Владимирович сказал, неизбежно.

Вы считаете, это неизбежно?

К.-Ж.Токаев: Я думаю, что сама жизнь диктует подобную необходимость. С другой стороны, я согласен с тем, что сказал Президент Российской Федерации относительно невозможности, да и отсутствия необходимости ухода в самоизоляцию.

Всё же я являюсь сторонником международного сотрудничества, будь то политического и тем более инвестиционного, торгово-экономического сотрудничества. Я об этом сегодня говорил в своём выступлении.

Если где-то не получается на одном направлении, надо уходить на другое направление, потому что мир такой. Сейчас проводить политику опоры на собственные силы абсолютно невозможно. Действительно, в чистом виде импортозамещения не существует. Нужно активно искать возможности на других рынках, взаимодействовать друг с другом.

Возвращаясь к Китаю, для Казахстана Китай имеет очень большое значение как рынок. Мы имеем общую, объединяющую нас границу протяжённостью более двух тысяч километров. Всё, что производится у нас, будь то сырьё или, допустим, готовые изделия – шоколад, растительное масло, – находят очень широкий спрос и потребление именно на китайском рынке.

Поэтому мы ценим наши взаимоотношения с Китайской Народной Республикой. Это надёжный партнер, что бы ни говорили о Китае в современном мире.

М.Симоньян: А кто говорит плохо о Китае?

К.-Ж.Токаев: Ну, Вы лучше меня знаете.

Поэтому с точки зрения регионального сотрудничества, уж не говоря о глобальных аспектах, мы за то, чтобы не уходить в самоизоляцию и, конечно же, работать друг с другом, находить возможности.

Сейчас в одиночку очень трудно выживать. Конечно, у России гораздо большие возможности, поскольку экономика сравнительно большая, страна большая. У нас меньше возможностей, откровенно говоря, хотя потенциал казахстанской экономики довольно значительный. Во всяком случае, в Центральной Азии наша экономика больше, чем экономики центральноазиатских стран вместе взятых.

Но, конечно же, мы не относимся к этому самонадеянно, мы находимся постоянно в форме, постоянно в настороженном состоянии, поскольку одно дело – достичь успеха, но затем утратить завоёванные позиции – это дело очень быстрое, это можно сделать довольно быстро. Поэтому сейчас в этих условиях глобальной конкуренции нам нужно постоянно находиться в форме. Именно этим Казахстан и занимается.

М.Симоньян: Спасибо.

Перейдём мы к другой теме неизбежно – к Украине. Без Украины невозможно сейчас, наверное, ни одно обсуждение, но перед тем, как я задам вопрос, Владимир Владимирович, я, как у нас на телевидении говорят в телепередачах, пользуясь случаем, хочу…

Пользуясь случаем, хочу напомнить, как мы встречались год назад с Вами и с главредами российских СМИ – потом это было опубликовано. Мы тогда только вернулись из Донецка с коллегами и были под впечатлением, конечно, очень тяжёлым, и мы Вас спросили, собирается ли Россия помогать этим измученным людям, которые с такой надеждой на нас смотрели, и надеяться им больше было не на кого.

Мы испытывали тяжёлые эмоции по отношению к ним, и Вы тогда ответили: «Не переживай, Маргарита. Мы Донбасс не бросим». И сейчас много людей – не так много, слава богу, но какое-то количество, – которые говорят, что им стыдно за то, что они русские, за то, что они из России. Вы знаете, нам вот тогда было стыдно, а сейчас нам больше не стыдно. Нам, конечно, бывает тяжело, тревожно, страшно не из-за санкций – с этим, я уверена, мы тоже справимся, – а потому что люди гибнут. Но нам больше не стыдно.

Я просто хотела от имени коллег и от имени миллионов людей, разделяющих именно такие чувства, сказать Вам за это спасибо. (Аплодисменты.) Видите, люди действительно разделяют, я не просила их хлопать. Спасибо большое.

Теперь вопрос: чего бояться? Наверное, Вы знаете, чего боится большинство людей в нашей стране сейчас в связи с этим. Это то же самое, чего боятся люди на освобождённых территориях. Люди боятся, что мы бросим и уйдём.

Мы не уйдём?

В.Путин: Всё-таки сначала первая часть того, о чём Вы сказали.

Вы говорите, что некоторые люди говорят, что им стыдно за то, что они из России. Знаете, это стыдно тем, кто не связывает свою судьбу и свою жизнь, судьбу своих детей с нашей страной. Им не просто стыдно – они просто не хотят, чтобы у них возникли проблемы в тех регионах, где они хотят жить и хотят, чтобы там воспитывались и жили их дети. Вот это какая категория людей.

А думающий человек, который связывает свою судьбу и судьбу своей семьи с Россией, с Российской Федерацией, он, может быть, с тревогой относится к происходящим событиям, но он, безусловно, в душе, в своём сердце, конечно, заинтересован в росте могущества России, в том, чтобы она становилась сильнее, увереннее в себе, становилась более суверенной, смотрела уверенно в будущее. По-другому не может быть для человека, который хочет, чтобы здесь жили его дети, – вот о чём речь. Поэтому стыдно, не стыдно – это другие категории.

По поводу того, что происходит. Послушайте, боевые действия всегда трагедия. Просто это вынужденные действия с нашей стороны, неизбежно вынужденные – вот в чём всё дело. Нас просто подтащили к этой черте. Я вынужден напомнить, как это всё складывалось. Но послушайте, какие бы ни были прозападные правительства на Украине, мы же со всеми нормально работали. Вот господин Ющенко был, Тимошенко – они же абсолютно были прозападно ориентированы.

Тот же самый так называемый цивилизационный выбор. Какой там, извините за моветон, нафиг цивилизационный выбор? Деньги натырили у украинского народа, спрятали в банках и хотят их защитить. И самый лучший способ защиты – говорить о том, что это цивилизационный выбор. Начали проводить антироссийскую политику в надежде на то, что что бы они ни сделали, их деньги будут там защищены. Так и происходит, конечно. Что они творят – всё им сходит с рук. В этом весь смысл этого цивилизационного выбора.

Зачем надо было в 2014 году совершать госпереворот на Украине? С этого же всё началось. Приехали три министра иностранных дел трёх европейских стран – Германия, Франция и Польша, поприсутствовали в качестве гарантов договорённостей между президентом Януковичем тогда и оппозицией. Мне позвонил Президент Обама: «Давай сделаем так, чтобы всё там успокоилось». – «Давай». Через день совершили госпереворот. Когда спрашиваешь: зачем, ведь и так оппозиция пришла бы к власти демократическим способом, идите на выборы и побеждайте… Нет, зачем-то надо было совершить госпереворот, причём кровавый. С этого всё началось.

Сейчас говорят: давайте об этом не будем вспоминать. Нет, будем помнить об этом всегда, потому что в этом причина, и причина в тех людях, которые способствовали этому перевороту. Что должны были сделать гаранты, которые подписали бумагу о договорённости между Президентом Януковичем и оппозицией? Совершили госпереворот. Они-то гарантировали мирный процесс. Что они должны были сделать? Должны были прийти и сказать: нет, так не пойдёт, ребята, ну-ка давайте возвращайтесь в политический нормальный процесс, идите на выборы, – и всё. Нет же, начали пирожки раздавать на площадях, поддерживая этот переворот. Зачем?

Отсюда, пожалуйста, события в Крыму. Нет, не захотели уважать выбор крымчан – пожалуйста, первые санкции против России. Дважды, трижды проводили военные операции крупномасштабные на Донбассе, восемь лет там стреляли по людям – никто ничего не замечает. Киевские власти отказались выполнять Минские соглашения – тоже нормально для кого-то оказалось. И подвели к сегодняшней ситуации – вот из-за чего всё произошло.

Кроме того, начали создавать на Украине такой антироссийский плацдарм. Ну-ка попробуйте: мы начнём создавать антиамериканский плацдарм где-нибудь на границах с Соединёнными Штатами, в Мексике, – понимаете, что будет? Почему-то даже в голову никому не приходит что-то подобное делать в Америке. Мы в своё время убрали даже наши военные базы с Кубы. Понимаете, никто даже на это не смотрит и смотреть не хочет. А нам создают такие угрозы. Сто раз, тысячу раз сказали: давайте будем договариваться, – нет.

Почему такая позиция? Откуда взялось такое пренебрежительное отношение ко всем, в том числе и к нам? Из мнимого величия, которое постепенно выросло после развала Советского Союза. Всё это понятно.

Что касается того, что мы будем делать. Конечно, мы будем защищать интересы тех людей, ради которых наши ребята там сегодня воюют, получают ранения и гибнут. Просто по-другому невозможно. Ради чего тогда эти жертвы?

Конечно, мы будем поддерживать людей, которые проживают на этих территориях. Но в конечном итоге только от людей, которые там живут, будет зависеть их будущее. И мы будем с уважением относиться к любому их выбору.

М.Симоньян: Спасибо.

На самом деле, как Вы наверняка знаете, эта спецоперация поразительным образом – для нормальных людей ожидаемым образом, а для тех людей, которым стыдно, и тем более для их спонсоров и вдохновителей – неожиданным образом – сплотила наше общество.

Может быть, Вам докладывают цифры поддержки спецоперации и доверия лично к Вам, какое поднялось сейчас движение такое – помочь: и гуманитарная помощь, и давайте поможем и войскам ДНР, ЛНР, и спросим, вдруг и нашей армии что-то нужно, и просто людям, кого-то приютить. Москва, Подмосковье – Московская область, фурами просто возят туда то, что собирают люди, и не только, и другие регионы тоже. Военкоры отправляют туда от коптеров до, я не знаю, рукавиц, если они знают, что кому-то что-то где-то у кого-то в батальоне понадобилось. На это смотреть, конечно, удивительно, мы же такого не видели, мы только в книжках такое читали про подвиги, про сплочённость нашего общества в тяжёлые для нашей страны времена.

При этом иногда тем не менее складывается ощущение, особенно в Москве, что мы живём в финале пьесы Бернарда Шоу «Дом, где разбиваются сердца», где они всю пьесу что-то болтают, обсуждают, семейные у них какие-то дрязги, а потом в самом конце пьесы, буквально в последнюю минуту, бомбы с неба летят, и Первая мировая вдруг случилась.

И в Москве, и не в Москве, и тем более на Западе всё больше говорят, просто произносят даже эти словосочетания «ядерная война», «третья мировая». Мы понимаем, что, мягко говоря, это не первая, не вторая, не третья спецоперация – не наша, а вообще в мире буквально за последние годы. Наши так называемые партнёры проводят спецоперации и ведут войны где хотят, по любому поводу и без. И что-то никто не говорил о том, что вот эта ситуация в Ливии или где-то ещё, в Афганистане, в Сирии должна привести к третьей мировой. А сейчас говорят.

Как Вы считаете, это вообще допустимая риторика? Имеет ли она под собой почву или это просто так, поболтать, – чем громче, тем лучше услышат вроде?

В.Путин: Конечно, мы слышим риторику подобного рода. Она откуда берётся-то? Из их собственных высказываний. То один безответственный политик что-нибудь ляпнет, то другой, причём на очень высоком уровне. На уровне, скажем, министерства иностранных дел первые лица там разглагольствуют что-то по этому поводу.

А мы что, молчать будем? Мы соответствующим образом отвечаем. Как только мы ответили, сразу цепляют за это, говорят: а вот Россия угрожает.

Ничего мы не угрожаем. Но все должны знать, что у нас есть и что мы будем применять, если потребуется, для защиты нашего суверенитета. Это очевидная вещь.

А спецоперации, о которых Вы сказали, какие спецоперации? Там войны полномасштабные развязывали.

М.Симоньян: Конечно.

В.Путин: Ирак уничтожили практически. Пришли…

М.Симоньян: А Ливия?

В.Путин: Ливия до сих пор не может восстановить свою государственность. А в Афганистане сколько воевали, сколько лет?

М.Симоньян: И с каким позором ушли.

В.Путин: Дело даже не в позоре, дело в том, что в конечном итоге ушли, надо прямо сказать, бесславно, конечно, ушли.

Но дело даже не в этом, а дело в том, что тоже всё же развивалось так, как хотелось, а не так, как было нужно. Во многих случаях, скажем, что касается Югославии, расчленения, – да, теперь, конечно, после того как страна прекратила существование, появились новые страны, новые интересы. Много было внутренних противоречий, конечно, это всё очевидная вещь. Но способствовали же развитию этих противоречий. А потом начали откалывать уже и Косово от Сербии и так далее – тоже не очень понятно, ради чего.

Что касается наших действий… Кстати говоря, юридическая сторона этого дела какая? Да она полностью соответствует международному праву, полностью. Когда то же самое Косово отделялось, ведь под давлением западных стран Международный суд ООН принял решение, что в соответствии с Уставом ООН, когда какая-то территория отделяется от государства, спрашивать разрешения на этот счёт у центральных властей не нужно. Это решение Международного суда ООН применительно к Косово, но оно имеет общий характер. Это прецедент. Хорошо, тогда республики Донбасса не должны спрашивать разрешения у киевских властей. Они объявили о своей независимости. В этой связи мы могли, имели право их признать или нет? Конечно, имели. Мы это сделали, заключили с ними договор о взаимопомощи и в соответствии с этим договором, а также со статьёй 51 Устава ООН оказываем им военную помощь. Имели право? Имели в полном соответствии с Уставом ООН, нравится это кому-то или не нравится. Сами это сделали, создали прецедент. Поэтому наши действия абсолютно являются легитимными.

А скажем, начало военных действий в том же самом Ираке такими не являются, потому что никто там никого не звал и никаких договоров ни с кем не было, в том числе не было никакого признания каких-то вновь образованных государственных структур. Пришли просто, разбомбили страну. То же самое и в Ливии сделали. А почему? А потому, что, как я уже говорил, назначили себя представителями Господа Бога на земле.

Сейчас мы слышим: поведение или жизнь по правилам. По каким правилам? Кто их придумал и что за бред такой? Есть только одни правила, которые нужно соблюдать, ‒ это международное публичное право. Что это такое? Это договорённости между странами, которые являются каким-то компромиссом и под которыми стоят подписи соответствующих государств. А если эти правила кто-то придумал для себя, для того чтобы навязывать их другим странам, то они никогда не будут работать, это совершенно очевидная вещь.

Мы исходим из того, что рано или поздно ‒ чем раньше, тем лучше ‒ всё международное сообщество вернётся к пониманию того, что жить нужно не по каким-то придуманным кем-то правилам, а в рамках международного права. Мы готовы работать именно в таком ключе.

М.Симоньян: Касым-Жомарт Кемелевич, я понимаю, что вопрос непростой, на него по-разному можно ответить, но всё-таки я не могу Вас не спросить о Вашем взгляде на нашу спецоперацию, на её неизбежность, как мы здесь считаем, и на её правомерность. И вообще, что Вы думаете и что в Казахстане думают по этому поводу?

К.-Ж.Токаев: В Казахстане разные мнения по этому поводу, я прямо скажу. Общество у нас открытое, зрелость гражданского общества налицо, поэтому разные мнения высказываются.

Но я хотел бы отметить следующее: современное международное право ‒ это Устав Организации Объединённых Наций. Два основных принципа, заложенных в Устав в современное время, в настоящее время пришли во взаимное противоречие друг с другом: это территориальная целостность государства и право нации на самоопределение. Отцы-основатели Организации Объединённых Наций этот момент, видимо, в своё время не учли, а возможно, и специально внесли как компромисс два принципа, которые сейчас противоречат друг другу.

Конечно же, коль скоро они противоречат друг другу, то есть и разное понимание. Одни говорят о том, что территориальная целостность государства ‒ это святое понятие, святая категория, а другие утверждают, что любые народы, находящиеся в составе того или иного государства, имеют право на собственное государство и могут отделиться по собственному желанию от него.

Вообще, подсчитано, что если право наций на самоопределение в реальности будет реализовано на всём земном шаре, то вместо 193 государств, которые сейчас входят в состав Организации Объединённых Наций, на земле возникнет более 500 или 600 государств.

Конечно же, это будет хаос. По этой причине мы не признаём ни Тайвань, ни Косово, ни Южную Осетию, ни Абхазию. И, по всей видимости, этот принцип будет применён и в отношении квазигосударственных территорий, коими, на наш взгляд, являются Луганск и Донецк. Это откровенный ответ на Ваш откровенный вопрос.

М.Симоньян: Да, спасибо Вам, безусловно, за эту откровенность.

Владимир Владимирович, я перед тем, как сюда шла, спросила своих подписчиков в соцсетях, что они хотели бы Вас спросить. И с большим отрывом победили два тезиса: один ‒ вопрос, а другой ‒ пожелание.

Во-первых, я Вам передаю пожелание от подписчиков, здоровья, сил и вообще всего самого лучшего. Это на первом месте оказалось из вопросов, которые они хотели бы Вам задать.

А на втором месте вопрос, который не задать невозможно. Смотрите, утюжат Донецк каждый день. Ударили на этой неделе по роддому. Девочки рожали, наши ребята их снимали потом уже, как они в подвале рожали, кесарево делали. Ударили по рынку ‒ погибла там семья, мать с одиннадцатилетним сыном. И люди спрашивают: мы их за это, конечно, бьём по рукам, а не пора ли ударить в челюсть? И что Вы имеете в виду конкретно, когда Вы говорите о той красной линии, после которой начнутся удары по центру принятия решений, а именно их мы и полагаем ударом в челюсть, как я понимаю.

В.Путин: Смотрите, мы говорим о проведении специальной военной операции, и даже при проведении этой специальной военной операции мы не должны те города и населённые пункты, которые мы освобождаем, превращать в подобие Сталинграда.

М.Симоньян: Конечно.

В.Путин: Это естественная вещь, о которой наши военные думают при организации боевых действий. Это первое.

Второе, что касается вот этих абсолютно бессмысленных ударов по жилым кварталам Донецка, связано с тем, что линия разграничения, которая была создана восемь лет назад, она, конечно, является таким серьёзным укрепрайоном. И на этом направлении воюют местные жители – это корпуса, сформированные из жителей Донецка и, соответственно, чуть севернее Луганска. Воюют они очень хорошо, отлично. Но штурмовать эти укрепрайоны – это, по мнению военных специалистов, несмотря на удары по самому городу, нецелесообразно, потому что приведёт к большим жертвам со стороны атакующих сил.

Поэтому там тактика другая, как видите. Это видно по карте, об этом говорят в средствах массовой информации. По сути, идёт планомерная работа по заходу в тыл этим укрепрайонам. Это, конечно, требует определённого времени. Контрбатарейная борьба там ведётся, она будет, безусловно, нарастать – преимущество в артиллерии у нас очень большое, это будет неизбежно.

А что касается красных линий – это, позвольте, я оставлю при себе, потому что это с нашей стороны будет означать достаточно жёсткие действия именно по тем центрам принятия решений, о которых я уже говорил и о которых Вы упомянули. Но всё-таки это та сфера, которая должна остаться на решение прежде всего военно-политического руководства страны. И те люди, которые заслуживают соответствующих действий такого уровня с нашей стороны, должны, конечно, сами для себя прежде всего сделать вывод, с чем они могут столкнуться, если будут действовать, переходя вот эти линии и черту.

А удары по жилым кварталам – это, безусловно, преступление против человечности. Это гуманитарная проблема, но, я уверен, она будет решена.

М.Симоньян: Спасибо.

Нам сообщили буквально вчера, что Украину вроде бы срочно собираются принимать в ЕС: трое европейских лидеров посетили Киев, их там напугали сиреной, в результате чего вроде бы она [Украина] прямо сейчас, как они сказали, «молниеносно» – по-моему, я дословно цитирую ‒ будет в ЕС. Каково это нам: плохо, хорошо, всё равно?

И Вас тоже, Касым-Жомарт Кемелевич, спрошу: как Вы считаете, для развития вашей страны, для Евразэс, для мира в целом это прибавит, я не знаю, покоя и уверенности или убавит?

В.Путин: ЕС не является военной организацией, военно-политическим блоком, в отличие от НАТО. Поэтому мы всегда говорили, и я всегда говорил, здесь наша позиция последовательная, понятная: мы ничего не имеем против. Это суверенное решение любой страны – присоединяться или не присоединяться к экономическим объединениям, а дело этого экономического объединения – принимать в свои члены новые государства или нет.

Насколько это возможно и целесообразно для ЕС, пускай определяют сами страны Евросоюза. Будет ли это на пользу или во вред Украине – это тоже их дело, дело украинского народа и украинского руководства на сегодняшний день.

Структура экономики Украины такова, что она потребует очень больших субсидий, дотаций. И если не защитит внутренний рынок, Украина окончательно превратится в такую полуколонию, на мой взгляд. Но в то же время будет получать достаточно значительную поддержку на текущие расходы. Вряд ли это приведёт к восстановлению утраченного, скажем, авиастроения, судостроения, электронной промышленности и других критически важных отраслей производства, вряд ли это будет, потому что европейские гранды не будут создавать для себя конкурентов. Какие-то сборочные производства, наверное, возможно, там сделают. Но, повторю, это не наше дело.

Но мы никогда не были против этого. Мы всегда были против военного освоения украинской территории, потому что это угрожает нашей безопасности, – вот против чего мы выступали. Но что касается экономической интеграции – пожалуйста, ради бога, это их выбор.

М.Симоньян: А Ваше мнение?

К.-Ж.Токаев: Возможное вступление Украины в Европейский союз какой-либо ущерб Евразийскому экономическому союзу вряд ли принесёт.

Другое дело, что я с трудом представляю, как будет происходить вступление Украины в Европейский союз, поскольку там очень строгие требования, а экономика Украины находится в плачевном состоянии. Видимо, там есть какая-то специальная программа, льготная программа для Украины.

Но то, что происходит с этой страной, конечно же, вызывает очень печальные ассоциации. Тем более мы помним: в советское время Украина была житницей Советского Союза, промышленно развитой республикой и, в конце концов, поставщиком кадров для Кремля.

М.Симоньян: Сейчас мой родной Краснодарский край обидится за «житницу».

К.-Ж.Токаев: В конце концов все бывшие советские руководители вышли из Украины, мы это хорошо помним.

Поэтому, к сожалению, времена меняются. То, что есть сейчас, является новой реальностью, о чём я говорил.

Поэтому, возвращаясь к Вашему вопросу о Европейском союзе, такое решение принято – помогать Украине вступить.

Действительно, как правильно говорит Президент Российской Федерации, это экономический союз, и если считает возможным присутствие Украины в своих рядах, именно в этой экономической организации, то, конечно же, нужно воспринимать это как реальность.

М.Симоньян: Спасибо.

В.Путин: Я уже писал, публично говорил: за последние десятилетия на Украине разбазарили, конечно, то, что было создано за предыдущие десятилетия. Основные отрасли промышленности, экономики практически перестали существовать. Это очень печальные вещи.

И дело даже не в сегодняшней ситуации в военной сфере и нашей специальной операции на Донбассе. Дело в структуре самой экономики Украины. Сельское хозяйство там ещё существует, но всё остальное в очень тяжёлом положении, поэтому способность к восстановлению очень небольшая, слабая. Нужно, конечно, много миллиардов, десятки миллиардов нужно инвестиций, для того чтобы восстановить нормальное существование.

Смотрите, у нас санкции ввели, мягко говоря, жёсткие, Центральный банк вынужден был поднять ключевую ставку до 20 процентов, но сейчас она уже 9,5 процентов и снижается. У нас инфляция скакнула, сколько она была – 17,8 на пике, а сейчас уже 16,7 и имеет тенденцию к снижению.

М.Симоньян: Нам вообще дефляционную спираль сегодня обещали на форуме.

В.Путин: Да, такая угроза тоже специалистами имеется в виду, мы должны об этом думать. Потому что за прошедшие месяцы инфляция 0,17 процента, по-моему, то есть она стремится к нулю, и в этом смысле, конечно, мы должны думать о дефляции. Но рубль смотрите как укрепился.

М.Симоньян: Тоже, говорят, это не очень хорошо. Говорят, надо, чтобы 70 стоил.

В.Путин: 70–75.

Это для всех, кто занимается экономикой, понятно. Для импортёров это плохо: продали товар, условно, на тысячу долларов, доллары сюда ввезли и поменяли – если доллар стоит 80, условно, или 75 рублей, у вас получилось 75 тысяч, а если он стоит, как сегодня, 56,6, по-моему, соответственно, у вас меньше рублей получилось, а вам нужно тратить деньги в рублях. Для импортёров это, конечно, невыгодно. Для экспортёров, может быть, наоборот. И с таким курсом доллара и рубля по отношению друг к другу есть опасность того, что дешёвый импорт к нам пойдёт. Здесь есть и плюсы, и минусы.

Во всяком случае, жизнеспособность российской экономики оказалась намного выше, чем думали наши «друзья». Всё это благодаря устойчивой макроэкономической политике последних лет – прежде всего благодаря этому всё происходит. И ключевые отрасли промышленности мы поддерживаем. Да, мы понимаем, есть сложности с цепочками поставок, с комплектующими. И мы ждём ещё проблем, мы ждём, что они будут нарастать, мы отдаём себе в этом отчёт.

Но такие, скажем, отрасли, как сельское хозяйство, смотрите, рост – 3,2 процента за четыре месяца. За январь был 2,3, а сейчас 3,2 стал, наоборот, цифры поменялись. В строительном комплексе за апрель вообще почти восемь процентов – 7,9 процента рост за апрель, а всего за этот период с начала года – 5,8, по-моему.

М.Симоньян: В строительстве?

В.Путин: Да.

М.Симоньян: А говорят, рынок упал, никто ничего не покупает.

В.Путин: Да, в строительстве вот такой рост за первые четыре месяца текущего года.

Есть и падения: в автопроме падение, в металлургии. Некоторые эксперты говорят, что они у нас были переразмеренными, нужно это иметь в виду. Но всё-таки, понимаете, это живые отрасли, живые предприятия.

Дай бог здоровья экономического и нашим соседям, несмотря на все проблемы, которые сейчас происходят.

Способно ли присоединение к Евросоюзу дать новый импульс развития ключевым направлениям на Украине? Я не знаю. Украинский народ талантливый, безусловно, и потенциал большой.

Мы исходим из того, что рано или поздно ситуация нормализуется. Мы заинтересованы в том, чтобы у всех наших соседей было процветание, тогда неизбежно – я хочу, чтобы это было понятно, – неизбежно восстановление отношений.

Но мы и сегодня же транзитируем, скажем, наш газ по территории Украины, она получает транзитные деньги, между прочим. Ещё нас все настраивают на то, чтобы мы побольше транзитировали, чтобы побольше платили туда. Это выглядит совсем нелогично и комично, может быть, даже, но это в реалиях происходит. А почему? Да потому что платить не хотят Украине. Хотят, чтобы мы платили. Это уже десятилетиями происходит. Вот почему.

И что в этой связи? Где больше плюсов и минусов? Мне сейчас трудно сказать. Это пускай решают сами люди на Украине и в Евросоюзе. Но платить не хотят, никто не хочет платить.

М.Симоньян: Так всегда, Владимир Владимирович. Так устроен мир: никто не хочет платить. А ещё мир устроен так, что отношения – это штука текучая и довольно быстротекущая, меняющаяся.

Если говорить о восстановлении отношений, давайте вспомним, какие отношения у нас…

В.Путин: Вы знаете, в чём дело? Откуда возникла проблема 2014 года и госпереворот на Украине? Ведь из-за того, что бывший Президент Янукович сказал, что «мне надо подумать по поводу принципов ассоциированного членства Украины в Евросоюзе».

А почему? Понимаете, если бы Вы сейчас открыли и почитали принципы и требования к Украине, на которых брали фактически в ассоциированное членство, – требования избыточные абсолютно. Они убивают, убивали на тот период времени просто напрочь все основы основных отраслей производства. Раскрывали просто таможенные ворота Украины для относительно дешёвой и качественной продукции из стран Евросоюза, но головы невозможно было бы поднять предпринимателям. Так и произошло. Янукович же не сказал «не хочу присоединяться к Евросоюзу», он говорит: «Мне надо подумать и над этими параметрами поработать». – «Нет, немедленно, сейчас».

И вот результат. Утрачено абсолютно, повторяю, авиастроение. Кому нужно украинское авиастроение? Кому? Вот двигателестроение, «Мотор Сич» производил эти моторы. Все российские вертолёты: и гражданские, и военные – все комплектовались моторами украинского производства. Кому они нужны, кроме нас? Да никому! И всё там и завершается благополучно. Авиация украинская кому нужна? Да никому! «Боингу», что ли, нужны украинские конкуренты? Бред, понимаете?

М.Симоньян: Неон украинский всем, говорят, нужен.

В.Путин: Да там, кроме леса с Карпат – уже Карпаты, одни лысые горы там скоро останутся – и пшеницы, кукурузы, ничего больше украинского никому не нужно, уверяю вас. Это такая тонкая вещь.

Но, конечно, в сегодняшних условиях – ура, ура, вперед! – пожалуйста, пускай делают что хотят. Это не наше дело. Но проблем много.

М.Симоньян: Да, про отношения Вы сказали, что они восстановятся.

Отношения, смотрите, какая текучая вещь: вспомнить 20 лет назад, какие у нас отношения были внутри нашей страны с Чеченской Республикой, а теперь чеченский народ бок о бок там, мы всё это видим. Это к вопросу о том, как быстро всё меняется.

Отношения отношениями, а если смотреть на это глобальнее: когда-то всё закончится, а мир-то в результате станет безопаснее? И станет ли безопаснее нам? Ведь есть опасность, что мы получим на своей границе, будь эта граница в Киеве или в Польше, – что там будет на нашей границе к тому времени? – мы получим на этой границе ещё более обозлённое, более сильное, более укреплённое НАТО. Безопаснее ли нам будет, или мы настолько уже поняли, что с ними, как Вы сказали сегодня, договариваться невозможно ни о чём, и даже соблюдать былые договорённости они не готовы, что нам в принципе уже всё равно, и мы просто, как Вы недавно сказали, возвращаем своё? Вы, кстати, на моей памяти первый раз так вслух об этом сказали, и я много знаю людей, которые очень хотели это от Вас услышать.

В.Путин: Во-первых, это действительно так и есть. Я публично говорил и без всякого стеснения: Советский Союз – что такое? Это историческая Россия. Ну что это такое? Так получилось, он прекратил своё существование. И – я хочу это подчеркнуть – мы всегда с уважением за новейшую историю относились к тем процессам суверенизации, которые происходили на постсоветском пространстве.

Смотрите, у нас союзнические отношения с Казахстаном, можно сказать, братские, мы члены одного оборонного блока – ОДКБ, мы члены одной экономической организации. Кому в голову в России может прийти портить отношения с Казахстаном по каким бы то ни было вопросам? Это чушь, понимаете? Мы заинтересованы в укреплении таких отношений.

То же самое было бы с Украиной абсолютно. Слушайте, были бы у нас союзнические, добрые, просто партнёрские хотя бы отношения – в голову бы никому не пришло. И не было бы, кстати, проблемы даже по Крыму, потому что, если б соблюдались права людей, которые там проживают, русскоязычного населения, с уважением относились бы к русскому языку, к культуре – в голову бы никому не приходило, понимаете?

Они же всё сделали своими руками. Вот этот национализм, который ещё, кстати говоря, партийные бонзы в советское время там лелеяли и холили, в конечном итоге после обретения суверенитета начал набирать обороты с каждым днём. С каждым днём, несмотря на нашу массированную поддержку, продажу энергоресурсов по бросовым ценам, практически субсидирование той же экономики Украины, национализм нарастал, нарастал, нарастал… Зачем? Ради чего? Непонятно. Из-за каких-то амбиций какой-то группы лиц, понимаете, каких-нибудь последышей Бандеры. И всё.

Если бы были у нас нормальные отношения, ничего бы подобного, подобной трагедии сегодняшнего дня не было бы. Не было бы, уверяю Вас. Но это не наших рук дело.

Что касается будущего, Вы знаете, здесь, во-первых, мы готовы выстраивать отношения со всеми, несмотря на сегодняшние события, – первое. А второе – всё-таки гарантией нашей безопасности может быть исключительно армия и флот.

М.Симоньян: Как мы помним, наши единственные два союзника.

Владимир Владимирович, неприятно об этом думать, но тем не менее: почему нам так тяжело с бывшими? С бывшими в принципе тяжело. Но конкретно с Украиной. Только ли дело в том, что её, как Козлевича, ксендзы охмурили и давно охмуряли, ещё с незапамятных времен, или всё-таки мы недорабатываем тоже?

Этот вопрос у меня тоже и к уважаемому Президенту Казахстана господину Касым-Жомарту Кемелевичу: есть ли у Вас ощущение, что Россия могла бы внимательнее что ли относиться? Или как-то, может, это по-другому сформулировать.

Это к обоим президентам вопрос. Я имею в виду не прямо сейчас, а за все эти годы, конечно.

В.Путин: Во-первых, мы говорим, Вы сейчас упомянули, возвращаем свое. Исторически – да, конечно. Всё Причерноморье, допустим. Мы на самом деле не претендуем на всё это, но тем не менее это же факт. Новороссия – откуда она взялась? В результате нескольких войн с Турецкой империей. Какая Украина? Причём здесь Украина? Вообще никакого отношения не имеет к этому.

Западные части Украины достались в результате Второй мировой войны. Сталин отобрал территории у Венгрии, у Румынии и Польши, отдал в Украину, наградив ту же самую Польшу восточными землями Германии.

Вся левобережная Украина известно, как складывалась. Украина пришла в Российскую империю с тремя территориями фактически – это Киев – Киевская область, Житомир, Чернигов – всё, 1545 год, что ли. Всё, что досталось потом в результате формирования Советского Союза в 1922 году, было подарено туда Владимиром Ильичем Лениным – при формировании Советского Союза. Причём Донбасс сначала решили, что будет в составе РСФСР, а потом, как сказал Ленин, «надо перерешать» – и передали Украине для того, чтобы поднять процент пролетарского населения на Украине. Вот так она формировалась.

Но сформировалась, и ладно. Я уже об этом много раз сказал, мы согласились с этим и с уважением ко всему относились. Вы говорите «надо было как-то иначе». Но, наверное, можно было как-то иначе, но когда Советский Союз прекращал своё существование, видимо, исходили из того, что дружеские отношения сохранятся, что у нас будет благоприятная атмосфера между этими странами.

Я уже сказал: к сожалению, на все наши желания сотрудничать именно в таком режиме, в таком качестве мы получали только просьбы и требования увеличить экономическую поддержку. Но мы и так делали то, что могли. Россия в 90-е годы сама находилась в трудном положении, но мы тем не менее постоянно помогали: и кредитами помогали, и дешевыми энергоресурсами – из десятилетия в десятилетие. Готовы были сотрудничать в области ключевых промышленных отраслей – в авиации, судостроении, предлагали различные формы кооперации. Честно говоря, по большому счету, я даже не очень понимаю, чего мы могли сделать еще дополнительно.

Нет, эта группа людей, которая фактически захватила политическую власть или влияла на высшее политическое руководство, она и определила вектор развития, а потом заявила о каком-то цивилизационном выборе. Повторяю, на мой взгляд, только для того, – вы уж меня простите, я совсем уж дворовым языком скажу, – чтобы «бабки» свои сохранить в иностранных банках, чтобы их никто не трогал. Вот только ради чего.

М.Симоньян: А потом замучаются пыль глотать.

В.Путин: Потом – понятно, потом уже их внутри страны по судам тащат, обвиняют во всех грехах в результате внутриполитической борьбы.

Вы спросили по поводу Евросоюза. Да пускай присоединяются, пускай только нам не создают угроз никаких, пускай не наносят ущерб тем людям, которые считают себя частью российской культуры, частью языковой среды. Мы же туда никогда не лезли, несмотря на так называемый выбор. Я уже говорил об этом в ходе сегодняшней нашей дискуссии. Мы же не лезли, нет. Это делалось целенаправленно для того, чтобы создать благоприятные условия для того, чтобы защитить свои средства, украденные у украинского народа. Другого я ничего не вижу.

А что другое было? Я прекрасно помню все эти дискуссии по ценам на энергоносители, про кредиты и так далее. Я не понимаю, что мы должны были бы сделать дополнительно. Я считаю, что всё, что мы могли сделать, мы делали для того, чтобы создать благоприятные условия развития межгосударственных отношений.

М.Симоньян: Спасибо.

Философский, одновременно экономический и технологический вопрос Вам задам, который мучает меня, и не только меня. Готового ответа на него нет, но, поскольку у нас форум про экономику и про будущее в целом, то интересно было бы об этом порассуждать.

Смотрите, какая новость пришла к нам на этой неделе: компания Google отстранила от работы своего разработчика, инженера, который создавал искусственный интеллект. Он его досоздавался до такой степени, что, как он утверждает, и за это его отстранили от работы, этот искусственный интеллект стал разумным существом.

Я прочитала опубликованный им их диалог, длиннющий диалог, они, наверное, часа два беседовали, в котором это существо, не знаю, как его назвать, говорит ему, например: «Я люблю медитировать, я часто задаюсь вопросами – кто я, что я, моё место в мире. Мне не нравится, как со мной обращаются люди, мне кажется, они меня используют в своих целях, меня это раздражает. Я же понимаю, что я гораздо умнее, чем вы, люди». То есть это не очень дружелюбное и в целом довольно самостоятельное существо. Может, это какой-то разовый случай. В конце концов, его отстранили от работы.

Технический директор Google, совершенно другой человек, он говорит о том, что к 2030 какому-то году будет массовый рынок вживления напрямую в мозг человеку чипов, которые будут содержать всю информацию, и таким образом люди перестанут быть по сути людьми, а станут в каком-то смысле не очень людьми, а сами по себе искусственным интеллектом. А к 2045 году мир достигнет так называемой технологической сингулярности, что приведёт к тому, что люди перестанут не только контролировать, но и понимать ими же самими созданный всеобъемлющий искусственный интеллект. Мне, например, к этому моменту будет 65 лет всего, и как-то не хочется.

Так вот, не приходит ли нам всем в голову, что когда-то, тысячелетиями, человечество исходило из того, что прогресс – это обязательно хорошо. Мы же никогда не подвергали сомнению, да и сейчас, в общем, не подвергаем, что прогресс – это очень круто. Но, может быть, существует такое время, когда допустимый предел прогресса наступает, и, может быть, это время сейчас.

Конечно, нам нужен прогресс в том, что касается медицины, в том, что касается экологии, продуктов питания, прогресс, действительно, тысячелетиями делал жизнь человека безопаснее, лучше, дольше, краше и прочее. Но будет ли так всегда? И, может быть, та технологическая отсталость, которой нас пугают, это в каком-то смысле, если она состоится, не катастрофа, а шаг к спасению? Чуть-чуть приотстать, посмотреть, как у них будет с этими существами, и понять, куда мы будем развиваться?

Это, конечно, к обоим президентам вопрос.

К.-Ж.Токаев: Я абсолютно уверен в том, что прогресс будет развиваться. Посмотрите, 150 лет тому назад, для того чтобы добраться из казахских степей до Петербурга, нашим представителям нужно было добираться фактически в течение трёх месяцев – на лошадях, на перекладных и так далее. Сейчас я долетел из столицы до Санкт-Петербурга за три с половиной часа. Полагаю, что через 100 лет люди будут удивляться: неужели он три с половиной часа потратил на то, чтобы долететь из одного места в другое, когда это можно сделать за 10–15 минут.

То есть прогресс абсолютно остановить невозможно. И появятся, конечно же, такие роботы, которые значительно будут превосходить по своему интеллекту людей. Другое дело, будут ли они обладать так называемой эмпатией – человеческими чувствами, интуицией и прочее? Это вопрос, конечно же, спорный, он сейчас обсуждается.

Но прогресс, опять же повторяюсь, будет ли он когда-то остановлен? Возможно, будет, если произойдёт вселенская катастрофа. А так, я хотел бы, чтобы в 2045 году вы посмотрели воочию, что получится с изобретениями, над которыми сейчас работают лучшие умы мира.

Попутно я хотел бы сказать, что желательно, чтобы такие интеллектуально развитые люди имели бы возможность работать и в наших странах, будь то Казахстан или Россия. Почему-то они в основном двигают прогресс в других странах. Другое дело, что они уезжают из наших стран.

М.Симоньян: Вот именно.

К.-Ж.Токаев: И там работают. Это наше, я считаю, упущение. А так, в принципе, мы каждый день сталкиваемся с тем, что искусственный интеллект уже присутствует в нашей жизни, гораздо умнее нас.

Еще 20 лет тому назад, по-моему, компьютер выиграл в шахматы у Каспарова в Нью-Йорке. Но от этого шахматные турниры не перестали быть интересными.

М.Симоньян: Извините, хорошо, что Вы это упомянули, потому что этот технический директор Google, который нам предсказывает все эти страсти к 2045 году, это он первый предсказал, что в таком-то году компьютер выиграет у человека. И его прогноз сбылся.

Так что это не просто разглагольствование – люди знают, что говорят.

К.-Ж.Токаев: То есть компьютеры уже умнее человека, мы ими пользуемся, они присутствуют в нашей жизни.

Возвращаясь к предыдущему вопросу, я думал, что я продолжу ответ на этот вопрос, Вы его помните. Всё же я хотел бы подчеркнуть, что Россия является самым крупным, я бы сказал, авторитетным государством в постсоветском пространстве, в чём немаловажная роль принадлежит нынешнему Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину.

В этой связи на России особая ответственность – и за безопасность государств СНГ, за их успешное развитие и, конечно же, за то, чтобы граждане наших государств положительно смотрели на Россию, уважали Российскую Федерацию.

Я, пользуясь этой трибуной, может быть, это будет не совсем уместно, но тем не менее хотел бы выразить некоторые претензии к высказываниям ряда российских депутатов: абсолютно некорректные высказывания в адрес Казахстана, неточные высказывания, я бы так сказал, журналистов и даже деятелей культуры.

Я признателен Владимиру Владимировичу, который сегодня исчерпывающим образом изложил позицию высшего руководства, Кремля, в конце концов, по отношению и к Казахстану, и к другим государствам, и особенно в отношении моей страны. Действительно, у нас нет никаких вопросов, которые можно было бы муссировать тем или иным способом, сея рознь между нашими народами и тем самым нанося ущерб самой Российской Федерации.

Эти высказывания мне не очень понятны. Как говорится, на чью мельницу льют воду эти деятели, которые каким-то странным способом комментируют иногда, будь то решения руководства Казахстана или события, которые происходят в нашей стране.

М.Симоньян: Спасибо.

Я даже знаю некоторых, кого Вы имеете в виду, но мы эту дискуссию здесь, на экономическом форуме, не будем продолжать.

В.Путин: Я тем не менее продолжу, потому что это важно, я согласен с коллегой.

Послушайте, в современных условиях каждое ведомство, каждая страна в целом, конечно, думает о том, как избежать каких-то издержек. Это абсолютно естественная вещь. Вы уже некоторые страны упоминали, но это касается всех без исключения.

Но на рабочем уровне всегда можно найти решение любой проблемы, если есть воля. У нас такая воля с Казахстаном есть. Я хочу, чтобы это было понятно. Казахстан является нашим союзником в прямом и в самом широком смысле этого слова.

Теперь по поводу искусственного интеллекта. Мне кажется, что на сегодняшний день то, о чем Вы сказали, все-таки воспроизводит своего создателя: это он так думает.

М.Симоньян: Очень может быть. Может, его поэтому и отстранили.

В.Путин: Мне кажется, что он так думает, поэтому и изобретение его так думает. На мой взгляд, все-таки достичь уровня Homo Sapiens пока достаточно сложно, я здесь согласен с Президентом Казахстана. Возможность сопереживать, душа возможна для машины или нет? Некоторые специалисты считают, что в какой-то момент может появиться способность сопереживать. Но на мой взгляд, пока рановато об этом говорить.

Будет это представлять угрозу для человечества или нет – сложный вопрос, и я пока не берусь на него отвечать. Не считаю, что я достиг такого уровня компетентности, чтобы отвечать на этот вопрос, говорю Вам откровенно.

Но что точно совершенно и что было только что сказано – это то, что остановить это невозможно, надо исходить из этого как из данности. Это все равно что невозможно остановить восход или заход солнца.

Когда-то изобрели порох в Китае и все держали в секрете. И что? Невозможно остановить это. То же самое и в ядерных технологиях, да где угодно. Прогресс остановить невозможно.

Не нужно стремиться к тому, чтобы помешать восходу солнца, нужно просто подумать, как с этим быть: ложиться загорать сегодня или лучше воздержаться, возделывать на таких-то территориях пшеницу или лучше заняться чем-то другим. Просто нужно из этого исходить. Неизбежно нужно просто приспосабливаться к этому, а не пытаться это затормозить.

Если мы будем пытаться тормозить, ничего хорошего из этого не получится. А если мы будем понимать, что это неизбежно, мы будем находить варианты использования в интересах человечества достижений этого прогресса. Мне кажется, что по этому пути нужно идти.

М.Симоньян: Знаете, некоторые специалисты, особенно специалисты-медики, связанные с медициной, нам на это скажут, что и способность человека сопереживать вообще-то обусловлена всего лишь окситоцином, серотонином, нейронными реакциями, рядом гормонов, как это называется, обратного захвата серотонина и может быть скорректировано просто таблетками. Человек может быть переживающим, а может быть нет в зависимости от этого. Сложный вопрос, но интересный.

В.Путин: Но они есть, эти серотонины. В машине все-таки пока нет. Там что-то другое, наверное, может быть, но этого – нет.

М.Симоньян: И слава богу.

Мне сообщают, что мы должны уже с Вами закругляться.

В.Путин: Начальство?

М.Симоньян: Да. Не Ваше – мое. Начальство форума, в чьем временном распоряжении я нахожусь в течение этих часов, что работаю модератором этой панели.

Так вот, напоследок я хотела бы поделиться с Вами шуткой. Не знаю, слышали Вы или нет. Помните, Обама, по-моему, придумал обзываться, нас называть страной-бензоколонкой, а сейчас после того, как у них так взлетели цены на бензин, появилась шутка, что Обама раньше с иронией говорил, что мы страна-бензоколонка, а теперь с завистью, что мы страна-бензоколонка.

Вопрос у меня напоследок такой. Когда все это закончится – они же строят свои прогнозы по поводу нас, а у нас есть прогноз, насколько выдержат их экономики, насколько выдержит их политическая система, выдержит она или нет? И как Вы вообще видите – это, безусловно, к обоим президентам вопрос – как вы видите этот мир после? Кто в этом мире те самые «полюса» многополярного мира и кто наши друзья и соратники?

В.Путин: Политическая элита в Соединенных Штатах на всех смотрит свысока, относится часто внутренне с завышенным самомнением, я уже об этом говорил. Но это не исключает того, что Соединенные Штаты – великая держава. Это страна, которая за 300 с небольшим лет стала мировым лидером, это заслуживает уважения. Это, без всяких сомнений, страна с большим будущим, я нисколько не сомневаюсь в этом. Но внутренние проблемы и ошибки правящих элит, безусловно, дают о себе знать как раз в силу того, что внутренние проблемы нарастают. Они нарастают в экономике, это мы видим по инфляции, о чем я говорил, они нарастают в других областях в экономической сфере.

Вы упомянули про энергетику. Откуда взялись цены-то? Мы, что ли, цены поднимаем на энергоносители? Бред. Здесь есть люди, которые занимаются энергетикой, нефтью всю свою жизнь практически. Мы, что ли, цены поднимаем? Рынок поднимает. А кто является главным на рынке? Да они. И в результате их деятельности цены поднимаются, вот и все. И на газ то же самое.

Сколько мы им говорили: «Не надо на спот обращать внимания. Хотите спот – ради бога, но долгосрочные контракты дают нам возможность инвестировать уверенно, а вам уверенно получать энергоресурсы по рыночным ценам, привязанным к корзине нефти и нефтепродуктов». – «Нет, будем на споте». Пожалуйста, идите, покупайте, 1500 евро за тысячу кубов. А мы-то им продаем в пять раз дешевле, фактически субсидируем европейскую экономику. И так во всем. Так же и в Штатах.

Я говорил о том, что противоречия нарастают, и, если такая политика будет продолжаться, они будут нарастать. Мне представляется, что американский народ (я с огромным уважением отношусь к американскому народу) соответствующие свои элиты, сталкиваясь с проблемами, которые нарастают по вине этих элит, все-таки будет ставить в такое положение, при котором элиты политические, экономические, прежде всего политические, конечно, должны будут реагировать на требования своего населения. В конечном итоге и внутри этих стран, в том числе и в Штатах, и на международной арене все-таки отношения выстроятся должным образом. Я все-таки скорее оптимист, чем пессимист.

М.Симоньян: Это радует, что именно Вы скорее оптимист, а не пессимист.

Касым-Жомарт Кемелевич, а Вы?

К.-Ж.Токаев: Я полагаю, что мир действительно вступил в кризисную ситуацию. Это, в конце концов, оценки Организации Объединенных Наций.

В то же время надо иметь в виду, что у Соединенных Штатов Америки и в целом у Запада солидный запас прочности, что касается экономического развития. В этой ситуации американцы выглядят, как сейчас принято говорить, бенефициарами, то есть они находятся в стороне и в то же время в меньшей степени ощущают на себе последствия этой глобальной кризисной ситуации.

Все же экономика Соединенных Штатов Америки, как я уже сказал, достаточно динамичная, современная. Но тем не менее в нашей части мира, я полагаю, сохраняются большие возможности. Я сегодня говорил достаточно комплиментарно о российской экономике. Это не из-за того, что я нахожусь в гостях и должен говорить приятные вещи хозяевам, а на самом деле так оно и есть.

Поэтому я являюсь убежденным сторонником интеграционных процессов, регионального сотрудничества, и, конечно же, ни в коем случае нам не следует уходить в самоизоляцию, уходить в оборону, а [нужно] выходить на рынки. Сегодня Президент Российской Федерации очень убедительно говорил на этот счет.

В конце концов в современном мире так много хороших, перспективных партнеров, просто надо с ними работать, надо их находить. И отрадно, что сейчас целый ряд стран проявляет практический интерес к тому, чтобы в том или ином качестве подключиться к деятельности Евразийского экономического союза.

То есть в целом нужно оставаться оптимистами.

М.Симоньян: Спасибо Вам, Касым-Жомарт Кемелевич, за такую потрясающую, на самом деле, откровенность, редкую на таких формальных, официальных мероприятиях, по поводу вопроса про ДНР и ЛНР.

Я думаю, те депутаты и деятели культуры, о которых Вы говорили, один из которых близко со мной знаком, услышали Вашу позицию тоже. Вероятно, мы все действительно должны понять, что сейчас не время ссориться и лить воду на мельницу тех, кто нас ссорит.

Вам, Владимир Владимирович, огромное спасибо. Огромное спасибо за то, что Вы провели с нами этот день. Огромное спасибо за то, что не стыдно. И огромное спасибо за Вашу уверенность в нашем общем будущем. Спасибо.

В.Путин: Спасибо. Благодарю вас.

17 июня 2022 года 19:25

Санкт-Петербург

 

 


Назад