Ученые предсказали смертоносную солнечную вспышку в ближайшие годы

Ученые предсказали возникновение мощной вспышки на Солнце, которая может повлечь за собой масштабные катастрофы

Новые программы ансамблей "Мурманск-классик-квинтет" и "Легкие люди"

21  октября Дмитрий Гилев (скрипка), Евгений Попов (скрипка), Марина Письменская (альт), Екатерина Охраминская (виолончель), Елена Лебедева (фортепиано) выступят с новой программой “Вариации от Барокко до Рока “ (художественное слово – Андрей Бобров)

Погода в Мурманской области 17-18 октября: дождь и мокрый снег

18 октября ожидается облачная   погода, осадки в виде дождя и мокрого снега. Ветер - северный, северо-восточный, умеренный, днем на севере области - сильный. Температура воздуха: ночью от -2 до +3º, днем от 0 до +5º. Ночью местами гололедица

Ушла из жизни Светлана Александровна Жигулина

11 октября 2017 года на 68-м году жизни, после тяжелой болезни, скончалась Светлана Александровна Жигулина, педагог, организатор образования, партийный и комсомольский работник

Банкноты в 200 и 2000 рублей выпущены в обращение

Банкноты номиналом 200 и 2000 рублей с 12 октября начали поступать в обращение, массовый ввод начнется в декабре, сообщила глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина

Рикко Гросс: стрелковый рубеж – это место, где ты бьешься с миром в одиночку

Старший тренер мужской сборной России Рикко Гросс рассказал о подготовке к олимпийскому сезону и объяснил, почему считает свою команду лучшей в мире

В Мурманской области простаивает 50 единиц медицинского оборудования

Основные причины простоев – отсутствие грамотных специалистов, неготовность помещений для установки техники, нехватка расходных материалов

ИСККРА представляет календарь праздничных и памятных дат на октябрь 2017 года

19 – Всероссийский день лицеиста

Губернатор пообещала заменить часы на здании художественного музея в 2018 году

Областная Дума меня давно удивляет – и частой своей некомпетентностью, и беззубостью, и безынициативностью, и очевидной слепотой – но с таким махровым бюрократизмом я давно не сталкивался

Рикко Гросс: стрелковый рубеж – это место, где ты бьешься с миром в одиночку

На первом снежном сборе в австрийском Рамзау старший тренер мужской сборной России Рикко Гросс рассказал о подготовке к олимпийскому сезону и объяснил, почему считает свою команду лучшей в мире.

Подготовка к Олимпиаде

 – Для вас наступил самый ответственный сезон – олимпийский. Он вызывает какие-то особенные чувства?

– Только хорошие. Тренер ведь всегда судит о своей предсезонной работе по тому, выполнила команда намеченный план, или нет. У нас все работают очень серьезно, стопроцентно сконцентрированы на задаче, причем, говорю я сейчас не только о спортсменах, но и о тренерах, техническом персонале, научной группе, врачах… словом, всех, кто принимает участие в процессе.

– Многие тренеры стремятся смоделировать подготовку к Олимпиаде за год до Игр. И если сезон складывается удачно, просто повторяют эту схему. Вы довели мужскую эстафетную команду до титула чемпионов мира, но сейчас, знаю, работаете несколько иначе, чем год назад. Почему?

– Потому что другими стали задачи. Не так давно все наши спортсмены принимали участие в летнем чемпионате России в Чайковском, и это была хорошая возможность понять, где мы сейчас находимся, если можно так выразиться. Я остался доволен увиденным. Все стали быстрее бежать, нежели это было год назад, были некоторые проблемы со стрельбой, но это я связываю, прежде всего, с тем, что стрелять приходилось в достаточно тяжелых погодных условиях: был сильный ветер, к тому же он постоянно и резко менял направление. Если же оценивать состояние команды в целом, я бы сказал, что по сравнению с прошлым годом мы поднялись на одну ступеньку выше.

– Что именно вы поменяли в подготовке?

– Прежде всего, изменения касаются общефизической подготовки. Добавилось работы в тренажерном зале.

– Хотите сказать, что в прошлом году ее было недостаточно?

– Не совсем так. В прошлом году мы работали очень много. Просто в этом сезоне спортсмены стали сильнее. И способны "переваривать" уже более серьезные нагрузки. Я ведь сравниваю нынешнее состояние команды не только с прошлогодними показателями, но и с теми, что были, когда я только пришел в российскую команду. Видна динамика, и она действительно впечатляет.

– Год назад Антон Бабиков и Максим Цветков считались молодыми спортсменами и совершенно не были задавлены ответственностью. Сейчас они чемпионы мира. Этот титул хоть в какой-то степени их изменил?

– Самое ценное, что дают спортсмену подобные победы – уверенность в себе. Об этом можно не говорить вслух, но, поверьте, чувство у всех одно: мы – сильные. Мы стали лучшей командой мира, а значит, можем выиграть у кого угодно: у немцев, норвежцев, французов… Это очень позитивное чувство для атлета, да и для тренера тоже. Это классно, когда в команде есть такие люди. Бабиков в прошлом сезоне выиграл помимо эстафеты личную гонку Кубка мира, и это тоже огромный психологический плюс для него.

– После чемпионата мира было много разговоров о вашем конфликте с Евгением Гараничевым, из-за чего спортсмен даже собирался уходить на самоподготовку. Но сейчас, как вижу, Евгений прекрасно работает вместе с остальными.

– Это и есть ответ на ваш вопрос. Те разговоры возникли по стандартной схеме: кто-то один написал или сказал, остальные подхватили. Если вы спросите меня, была ли почва для конфликта, я отвечу: "Нет". Думаю, то же самое скажет и Гараничев.

Матвея Елисеева хоть и не назвать новичком – с вами он работает уже второй сезон, но в сравнении с лидерами остается на вторых ролях, как и Юрий Шопин. Расскажите о них.

– Елисеев очень хорош. Он был третьим на летнем чемпионате России в индивидуальной гонке, выиграл спринт, показал прекрасные скорости, и я уверен, что при безошибочной стрельбе Матвей вполне способен биться за подиум Кубка мира. Юрий пока выглядит не настолько сильно, но, вы знаете, у нас в сборной есть своя "звезда", это Антон Шипулин, и каждый спортсмен, я уверен, постоянно себя с ним сравнивает. Так что ориентиров для того, чтобы прогрессировать, у Шопина хватает.

Про Шипулина

– Чем вы объясняете тот факт, что на главных стартах Шипулину так катастрофически не везет в личных гонках?

– Может быть, он сознательно придерживает себя в ожидании Олимпийских игр? А если говорить серьезно, Антону просто намного тяжелее, чем остальным. Он очень силен и знает это. И как раз в связи с этим на чемпионатах на него каждый раз сваливается чудовищное давление. Ответственность за собственный результат, за команду. Я бы вообще сказал, что российским спортсменам в этом плане сложнее, чем любым другим. Идти на старт с этой ношей – совершенно особенное испытание, не все его выдерживают. Для того чтобы выиграть чемпионат мира, недостаточно быть сильнее. Нужно, чтобы сошлось много других факторов: работа лыж, самочувствие, настроение, удача. Причем, все это должно сойтись в строго определенный момент. Вспомните прошлогоднюю спринтерскую гонку в Хохфильцене, которая превратилась для Шипулина в натуральный кошмар. Он сделал три промаха, финишировал 21-м, а всего через день показал в гонке преследования феноменальную скорость и выбрался на четвертую позицию.

– Не думаю, что Антона сильно утешило то четвертое место.

– Тем не менее, в той конкретной гонке он однозначно был лучшим. Понятно, что такие ситуации всегда рождают запоздалые мысли: "А если бы я промахнулся на один раз меньше?", но я говорю не об этом, а о потенциале спортсмена. Этот потенциал, на мой взгляд, у Шипулина невероятно высок.

– Вы как-то контролируете тренировочный процесс Шипулина и Алексея Волкова?

– Да, конечно. Мы постоянно на связи с Андреем Крючковым, я много общался с обоими спортсменами в ходе летнего чемпионата, сейчас, когда тренироваться приходится в разных местах, используем для общения электронную почту, так что проблем нет. Антон и Алексей присоединятся к нашей группе уже на следующем сборе в Ханты-Мансийске, причем оба очень ждут этого. В этом плане мне очень нравится тот климат, который сложился в команде. Все понимают, разумеется, что выступать в Кубках мира будут только шесть человек, а двое отправятся на кубок IBU, но эта спортивная конкуренция не нарушает отношений между ребятами.

– Состав будущей олимпийской эстафеты вы собираетесь накатывать с первых же эстафетных кубковых стартов и уже не менять его, или будете стремиться проверить в командной гонке как можно больше спортсменов?

– Вы хотите прямо сейчас выведать у меня абсолютно все секреты? Не могу пока ничего сказать по этому поводу. В прошлом сезоне все, знаю, были в шоке, когда на этапе в Рупольдинге Антон Шипулин стартовал не на четвертом, а на втором этапе. Но у меня на то были свои резоны. Алексей Волков был тогда в превосходной форме, я был стопроцентно уверен в его стрельбе и в том, что на своем этапе он не отдаст лидеру больше двадцати секунд. Это достаточно принципиальный момент в биатлоне. Отставая на тридцать секунд, ты фактически теряешь контакт с теми, кто бежит впереди, и догонять становится намного сложнее. Опыт очень многих эстафетных гонок однозначно говорит о том, что немцы, норвежцы, французы – если их сильно отпустить вперед – на последних двух этапах уже не позволяют к себе приблизиться – просто не оставляют шансов. Поэтому нам нужно было обязательно добиться того, чтобы уйти на третий этап вровень с лидерами. Так, собственно, в той эстафете и получилось. Шипулин захватил лидерство, следом прекрасно отработал свой этап Матвей Елисеев, но, к сожалению, у Бабикова получилось не совсем так, как хотелось.

Вы были сильно этим разочарованы?

– Скорее, понимал, что та ситуация для Антона (Бабикова) совершенно новая и психологически непростая: он никогда не бегал в Кубках мира четвертый этап, да и вообще в команде никогда не возникал разговор о том, чтобы заменить на финишном отрезке Шипулина, если только тот не болен. Но я, как тренер, был обязан проверить этот вариант. Где еще мы могли экспериментировать с составом, как не на этапах Кубка мира?

– Вы планируете в этом сезоне какие-то "втягивающие" соревнования – до того, как начнется кубковая серия?

– Это чисто индивидуальный вопрос. Возможно, Шипулин выразит желание выступить в Шушене. Иногда это бывает полезно – слегка выпустить пар до начала ответственных гонок.

Про себя

– А как обстояло дело с вами, когда вы выступали за сборную Германии?

– Для меня вообще было не важно, где и сколько раз бежать в декабре: результат всегда был одинаково плачевный. Осенью, начиная с сентября, я работал на очень больших нагрузках, поэтому отойти от них и разбежаться удавалось не раньше января.

– Если вам будет предложено остаться во главе российской команды после Олимпийских игр в Пхенчане, вы согласитесь?

– Это, думаю, будет зависеть от того, насколько успешным получится сезон. Если все в этом отношении будет в порядке и СБР сочтет нужным сделать мне такое предложение, уверен, что скажу "да". У нас, как я уже сказал, потрясающая команда, невероятно позитивная атмосфера, прекрасные тренеры и другие специалисты, работать с которыми для меня большая честь и удовольствие.

– Вы готовы к тому, что эта дружественная атмосфера может начать исчезать по мере приближения Игр?

– Понятно, что конкуренция будет становиться только сильнее, но это нормально. К тому же на Играх жизнь не заканчивается. Я очень рад, кстати, что у нас сложились хорошие отношения и с резервной командой Владимира Брагина.

– Вы следите и за его спортсменами тоже?

- А как же? Самое ценное, считаю, чего нам удалось добиться, это понимание, что даже самый талантливый тренер не способен в одиночку сделать результат. Спорт – это командная работа. Поэтому я никогда не скажу, что я, допустим, выиграл с российской командой эстафету в Хохфильцене. Это все мы ее выиграли. Как и бронзу в миксте, и медали чемпионата Европы.

– Сколько олимпийских медалей сделают вас счастливым?

– Вы снова задаете вопрос, на который я не готов ответить. Я никогда не говорил о возможных медалях даже когда выступал сам. Но: на текущий момент мы – чемпионы мира в эстафете. Это сидит в голове у каждого спортсмена, каждого тренера и каждого болельщика. Поэтому все жаждут как минимум отстоять этот титул. Но и тут я бы не брался ничего предсказывать. Если мы вспомним эстафету на чемпионате мира-2016 в Осло, к которой были неплохо готовы, она с самого начала пошла наперекосяк: Максим Цветков, выступавший на первом этапе, достаточно уверенно лидировал, а потом упал и мы на ровном месте потеряли 25 секунд. За это было даже некого винить – просто несчастный случай, но было безумно обидно понимать, что, по сути, Максим никому на том этапе не проиграл – передал эстафету Евгению Гараничеву с тем же самым 25-секундным отставанием.

– А потом случился этап Гараничева с уже традиционным для него штрафным кругом.

– Да, но тут тоже нужно понимать: падение Цветкова заставило Гараничева бежать сломя голову в надежде хоть чуть-чуть сократить отставание. Другими словами, он начал пытаться сделать то, к чему не был готов. Такие вещи всегда сильно выбивают из колеи. Я сейчас не пытаюсь защищать Евгения. Но ведь на том же чемпионате он прекрасно провел свой этап в смешанной эстафете, и даже скептики-журналисты отмечали, насколько в хорошей форме он находится.

В целом же надо понимать простую вещь: если ты хочешь выиграть, должен стрелять без промахов. Тренер может помочь своему подопечному добиться хорошего функционального состояния, высоких скоростных качеств, но в тот момент, когда спортсмен заходит на рубеж и изготавливается к стрельбе, тренер не способен сделать уже ничего. Рубеж – это место, где ты бьешься с миром в одиночку. А лишний промах – это почти всегда цена медали.

Про бороду и Фуркада

– Многие спортсмены и тренеры из суеверия перестают бриться накануне ответственных стартов. Ваша нынешняя борода – явление того же порядка?

– О, нет, я не настолько суеверен. Иногда борода – это просто борода.

– Седых волос у вас прибавилось. Что стало наибольшим стрессом за эти два года работы?

– Церемония награждения после смешанной эстафеты на чемпионате мира в Хохфильцене – та идиотская ситуация, когда Шипулин отказался пожать руку Мартену Фуркаду, а тот ушел с награждения. Это был первый старт, у всех были больше обычного напряжены нервы. Никто толком не видел, что произошло на старте этапа между Фуркадом и Александром Логиновым, никто не просмотрел видеозапись гонки, не разговаривал со спортсменами, но все с радостью принялись лить масло в огонь.

На следующий день я сам разыскал Мартена, чтобы хоть как-то урегулировать ситуацию. Он мне честно ответил, что жалеет о случившемся, но поступить в тот момент иначе просто не имел права. Потому что его не поняла бы, прежде всего, его команда.

– А сами вы в тот момент были на стороне Фуркада или Шипулина с Логиновым?

– Меня спрашивали, намерен ли я подать протест. Я в ответ на это попросил, чтобы мне в неофициальном порядке прокрутили видеозапись двух моментов гонки: заключительной передачи эстафеты и финишного отрезка. И снял все претензии. Да, ситуация была для нас неприятной. Но в биатлоне случаются неприятные вещи, это всего лишь в правилах игры.

"Р-Спорт", Елена Вайцеховская


Назад