Мурманская филармония приглашает на сочинения Штрауса и эстрадные хиты

23 декабря в 17:00 филармония приглашает на концерт Мурманского филармонического оркестра "Сказки Венского леса".  Дирижер – Эдуард Дядюра, Москва

Областные учреждения культуры приглашают на новогодние праздники

В преддверии новогодних и рождественских праздников областные учреждения культуры приготовили для мурманчан увлекательные представления

Погода в Мурманской области 19-20 декабря: оттепель к среде

19 декабря ожидается небольшой снег, преобладающая температура воздуха -6-11°, при прояснениях -15-22°. Вечером постепенно усилится ветер и температура воздуха будет повышаться

Доклад губернатора Мурманской области «Об итогах 2017 года и основных задачах на 2018 год»

Ниже приводится текст доклада

МОК фактически отстранил сборную России от участия в зимней Олимпиаде-2018

На заседании МОК было выбрано самое жесткое решение в отношении олимпийской команды России

На широте Мурманска началась Полярная ночь

Самая короткая продолжительность светлого времени наблюдается 23 декабря – в период зимнего солнцестояния – и составляет 5 часов 27 минут

ИСККРА представляет календарь праздничных и памятных дат на декабрь 2017 года

18 – День работников органов ЗАГСа

Тугодумы из Мурманского горсовета призвали власти польского Щецина не сносить уже демонтированный памятник Красной армии

Теперь нашим депутатам, как честным людям, остается реализовать вторую часть своего заявления – расторгнуть договор о побратимстве между Мурманском и Щецином

Бывшему зданию ТПО, а ныне художественному музею со сломанными часами исполнилось 90 лет

Я не раз обращался в музей и в Комитет по культуре и искусству Мурманской области с просьбой отремонтировать или заменить часы (на фото), украшавшие здание с момента его постройки. Они уже много лет не ходят. Наша переписка завершилась обещанием губернатора, что эти работы будут выполнены в 2018 году

Рикко Гросс: стрелковый рубеж – это место, где ты бьешься с миром в одиночку

На первом снежном сборе в австрийском Рамзау старший тренер мужской сборной России Рикко Гросс рассказал о подготовке к олимпийскому сезону и объяснил, почему считает свою команду лучшей в мире.

Подготовка к Олимпиаде

 – Для вас наступил самый ответственный сезон – олимпийский. Он вызывает какие-то особенные чувства?

– Только хорошие. Тренер ведь всегда судит о своей предсезонной работе по тому, выполнила команда намеченный план, или нет. У нас все работают очень серьезно, стопроцентно сконцентрированы на задаче, причем, говорю я сейчас не только о спортсменах, но и о тренерах, техническом персонале, научной группе, врачах… словом, всех, кто принимает участие в процессе.

– Многие тренеры стремятся смоделировать подготовку к Олимпиаде за год до Игр. И если сезон складывается удачно, просто повторяют эту схему. Вы довели мужскую эстафетную команду до титула чемпионов мира, но сейчас, знаю, работаете несколько иначе, чем год назад. Почему?

– Потому что другими стали задачи. Не так давно все наши спортсмены принимали участие в летнем чемпионате России в Чайковском, и это была хорошая возможность понять, где мы сейчас находимся, если можно так выразиться. Я остался доволен увиденным. Все стали быстрее бежать, нежели это было год назад, были некоторые проблемы со стрельбой, но это я связываю, прежде всего, с тем, что стрелять приходилось в достаточно тяжелых погодных условиях: был сильный ветер, к тому же он постоянно и резко менял направление. Если же оценивать состояние команды в целом, я бы сказал, что по сравнению с прошлым годом мы поднялись на одну ступеньку выше.

– Что именно вы поменяли в подготовке?

– Прежде всего, изменения касаются общефизической подготовки. Добавилось работы в тренажерном зале.

– Хотите сказать, что в прошлом году ее было недостаточно?

– Не совсем так. В прошлом году мы работали очень много. Просто в этом сезоне спортсмены стали сильнее. И способны "переваривать" уже более серьезные нагрузки. Я ведь сравниваю нынешнее состояние команды не только с прошлогодними показателями, но и с теми, что были, когда я только пришел в российскую команду. Видна динамика, и она действительно впечатляет.

– Год назад Антон Бабиков и Максим Цветков считались молодыми спортсменами и совершенно не были задавлены ответственностью. Сейчас они чемпионы мира. Этот титул хоть в какой-то степени их изменил?

– Самое ценное, что дают спортсмену подобные победы – уверенность в себе. Об этом можно не говорить вслух, но, поверьте, чувство у всех одно: мы – сильные. Мы стали лучшей командой мира, а значит, можем выиграть у кого угодно: у немцев, норвежцев, французов… Это очень позитивное чувство для атлета, да и для тренера тоже. Это классно, когда в команде есть такие люди. Бабиков в прошлом сезоне выиграл помимо эстафеты личную гонку Кубка мира, и это тоже огромный психологический плюс для него.

– После чемпионата мира было много разговоров о вашем конфликте с Евгением Гараничевым, из-за чего спортсмен даже собирался уходить на самоподготовку. Но сейчас, как вижу, Евгений прекрасно работает вместе с остальными.

– Это и есть ответ на ваш вопрос. Те разговоры возникли по стандартной схеме: кто-то один написал или сказал, остальные подхватили. Если вы спросите меня, была ли почва для конфликта, я отвечу: "Нет". Думаю, то же самое скажет и Гараничев.

Матвея Елисеева хоть и не назвать новичком – с вами он работает уже второй сезон, но в сравнении с лидерами остается на вторых ролях, как и Юрий Шопин. Расскажите о них.

– Елисеев очень хорош. Он был третьим на летнем чемпионате России в индивидуальной гонке, выиграл спринт, показал прекрасные скорости, и я уверен, что при безошибочной стрельбе Матвей вполне способен биться за подиум Кубка мира. Юрий пока выглядит не настолько сильно, но, вы знаете, у нас в сборной есть своя "звезда", это Антон Шипулин, и каждый спортсмен, я уверен, постоянно себя с ним сравнивает. Так что ориентиров для того, чтобы прогрессировать, у Шопина хватает.

Про Шипулина

– Чем вы объясняете тот факт, что на главных стартах Шипулину так катастрофически не везет в личных гонках?

– Может быть, он сознательно придерживает себя в ожидании Олимпийских игр? А если говорить серьезно, Антону просто намного тяжелее, чем остальным. Он очень силен и знает это. И как раз в связи с этим на чемпионатах на него каждый раз сваливается чудовищное давление. Ответственность за собственный результат, за команду. Я бы вообще сказал, что российским спортсменам в этом плане сложнее, чем любым другим. Идти на старт с этой ношей – совершенно особенное испытание, не все его выдерживают. Для того чтобы выиграть чемпионат мира, недостаточно быть сильнее. Нужно, чтобы сошлось много других факторов: работа лыж, самочувствие, настроение, удача. Причем, все это должно сойтись в строго определенный момент. Вспомните прошлогоднюю спринтерскую гонку в Хохфильцене, которая превратилась для Шипулина в натуральный кошмар. Он сделал три промаха, финишировал 21-м, а всего через день показал в гонке преследования феноменальную скорость и выбрался на четвертую позицию.

– Не думаю, что Антона сильно утешило то четвертое место.

– Тем не менее, в той конкретной гонке он однозначно был лучшим. Понятно, что такие ситуации всегда рождают запоздалые мысли: "А если бы я промахнулся на один раз меньше?", но я говорю не об этом, а о потенциале спортсмена. Этот потенциал, на мой взгляд, у Шипулина невероятно высок.

– Вы как-то контролируете тренировочный процесс Шипулина и Алексея Волкова?

– Да, конечно. Мы постоянно на связи с Андреем Крючковым, я много общался с обоими спортсменами в ходе летнего чемпионата, сейчас, когда тренироваться приходится в разных местах, используем для общения электронную почту, так что проблем нет. Антон и Алексей присоединятся к нашей группе уже на следующем сборе в Ханты-Мансийске, причем оба очень ждут этого. В этом плане мне очень нравится тот климат, который сложился в команде. Все понимают, разумеется, что выступать в Кубках мира будут только шесть человек, а двое отправятся на кубок IBU, но эта спортивная конкуренция не нарушает отношений между ребятами.

– Состав будущей олимпийской эстафеты вы собираетесь накатывать с первых же эстафетных кубковых стартов и уже не менять его, или будете стремиться проверить в командной гонке как можно больше спортсменов?

– Вы хотите прямо сейчас выведать у меня абсолютно все секреты? Не могу пока ничего сказать по этому поводу. В прошлом сезоне все, знаю, были в шоке, когда на этапе в Рупольдинге Антон Шипулин стартовал не на четвертом, а на втором этапе. Но у меня на то были свои резоны. Алексей Волков был тогда в превосходной форме, я был стопроцентно уверен в его стрельбе и в том, что на своем этапе он не отдаст лидеру больше двадцати секунд. Это достаточно принципиальный момент в биатлоне. Отставая на тридцать секунд, ты фактически теряешь контакт с теми, кто бежит впереди, и догонять становится намного сложнее. Опыт очень многих эстафетных гонок однозначно говорит о том, что немцы, норвежцы, французы – если их сильно отпустить вперед – на последних двух этапах уже не позволяют к себе приблизиться – просто не оставляют шансов. Поэтому нам нужно было обязательно добиться того, чтобы уйти на третий этап вровень с лидерами. Так, собственно, в той эстафете и получилось. Шипулин захватил лидерство, следом прекрасно отработал свой этап Матвей Елисеев, но, к сожалению, у Бабикова получилось не совсем так, как хотелось.

Вы были сильно этим разочарованы?

– Скорее, понимал, что та ситуация для Антона (Бабикова) совершенно новая и психологически непростая: он никогда не бегал в Кубках мира четвертый этап, да и вообще в команде никогда не возникал разговор о том, чтобы заменить на финишном отрезке Шипулина, если только тот не болен. Но я, как тренер, был обязан проверить этот вариант. Где еще мы могли экспериментировать с составом, как не на этапах Кубка мира?

– Вы планируете в этом сезоне какие-то "втягивающие" соревнования – до того, как начнется кубковая серия?

– Это чисто индивидуальный вопрос. Возможно, Шипулин выразит желание выступить в Шушене. Иногда это бывает полезно – слегка выпустить пар до начала ответственных гонок.

Про себя

– А как обстояло дело с вами, когда вы выступали за сборную Германии?

– Для меня вообще было не важно, где и сколько раз бежать в декабре: результат всегда был одинаково плачевный. Осенью, начиная с сентября, я работал на очень больших нагрузках, поэтому отойти от них и разбежаться удавалось не раньше января.

– Если вам будет предложено остаться во главе российской команды после Олимпийских игр в Пхенчане, вы согласитесь?

– Это, думаю, будет зависеть от того, насколько успешным получится сезон. Если все в этом отношении будет в порядке и СБР сочтет нужным сделать мне такое предложение, уверен, что скажу "да". У нас, как я уже сказал, потрясающая команда, невероятно позитивная атмосфера, прекрасные тренеры и другие специалисты, работать с которыми для меня большая честь и удовольствие.

– Вы готовы к тому, что эта дружественная атмосфера может начать исчезать по мере приближения Игр?

– Понятно, что конкуренция будет становиться только сильнее, но это нормально. К тому же на Играх жизнь не заканчивается. Я очень рад, кстати, что у нас сложились хорошие отношения и с резервной командой Владимира Брагина.

– Вы следите и за его спортсменами тоже?

- А как же? Самое ценное, считаю, чего нам удалось добиться, это понимание, что даже самый талантливый тренер не способен в одиночку сделать результат. Спорт – это командная работа. Поэтому я никогда не скажу, что я, допустим, выиграл с российской командой эстафету в Хохфильцене. Это все мы ее выиграли. Как и бронзу в миксте, и медали чемпионата Европы.

– Сколько олимпийских медалей сделают вас счастливым?

– Вы снова задаете вопрос, на который я не готов ответить. Я никогда не говорил о возможных медалях даже когда выступал сам. Но: на текущий момент мы – чемпионы мира в эстафете. Это сидит в голове у каждого спортсмена, каждого тренера и каждого болельщика. Поэтому все жаждут как минимум отстоять этот титул. Но и тут я бы не брался ничего предсказывать. Если мы вспомним эстафету на чемпионате мира-2016 в Осло, к которой были неплохо готовы, она с самого начала пошла наперекосяк: Максим Цветков, выступавший на первом этапе, достаточно уверенно лидировал, а потом упал и мы на ровном месте потеряли 25 секунд. За это было даже некого винить – просто несчастный случай, но было безумно обидно понимать, что, по сути, Максим никому на том этапе не проиграл – передал эстафету Евгению Гараничеву с тем же самым 25-секундным отставанием.

– А потом случился этап Гараничева с уже традиционным для него штрафным кругом.

– Да, но тут тоже нужно понимать: падение Цветкова заставило Гараничева бежать сломя голову в надежде хоть чуть-чуть сократить отставание. Другими словами, он начал пытаться сделать то, к чему не был готов. Такие вещи всегда сильно выбивают из колеи. Я сейчас не пытаюсь защищать Евгения. Но ведь на том же чемпионате он прекрасно провел свой этап в смешанной эстафете, и даже скептики-журналисты отмечали, насколько в хорошей форме он находится.

В целом же надо понимать простую вещь: если ты хочешь выиграть, должен стрелять без промахов. Тренер может помочь своему подопечному добиться хорошего функционального состояния, высоких скоростных качеств, но в тот момент, когда спортсмен заходит на рубеж и изготавливается к стрельбе, тренер не способен сделать уже ничего. Рубеж – это место, где ты бьешься с миром в одиночку. А лишний промах – это почти всегда цена медали.

Про бороду и Фуркада

– Многие спортсмены и тренеры из суеверия перестают бриться накануне ответственных стартов. Ваша нынешняя борода – явление того же порядка?

– О, нет, я не настолько суеверен. Иногда борода – это просто борода.

– Седых волос у вас прибавилось. Что стало наибольшим стрессом за эти два года работы?

– Церемония награждения после смешанной эстафеты на чемпионате мира в Хохфильцене – та идиотская ситуация, когда Шипулин отказался пожать руку Мартену Фуркаду, а тот ушел с награждения. Это был первый старт, у всех были больше обычного напряжены нервы. Никто толком не видел, что произошло на старте этапа между Фуркадом и Александром Логиновым, никто не просмотрел видеозапись гонки, не разговаривал со спортсменами, но все с радостью принялись лить масло в огонь.

На следующий день я сам разыскал Мартена, чтобы хоть как-то урегулировать ситуацию. Он мне честно ответил, что жалеет о случившемся, но поступить в тот момент иначе просто не имел права. Потому что его не поняла бы, прежде всего, его команда.

– А сами вы в тот момент были на стороне Фуркада или Шипулина с Логиновым?

– Меня спрашивали, намерен ли я подать протест. Я в ответ на это попросил, чтобы мне в неофициальном порядке прокрутили видеозапись двух моментов гонки: заключительной передачи эстафеты и финишного отрезка. И снял все претензии. Да, ситуация была для нас неприятной. Но в биатлоне случаются неприятные вещи, это всего лишь в правилах игры.

"Р-Спорт", Елена Вайцеховская


Назад